Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Публикации в СМИ

Иркутск — гиблое место для большого искусства
Алина Хабирова, ТАЙГА.info, 20 ноября 2008 г.

Они изображают Владимира Путина в кимоно, а олигарха-промышленника Виктора Вексельберга с пасхальным яйцом Фаберже во время обеденного перерыва сессии Законодательного собрания Иркутской области. Они превращают бизнесмена в художника и фотографируют улыбки горожан, чтобы потом сделать панно. Они – это творческое объединение «Ноосфера», которое существует в Иркутске уже десять лет и планирует создать в городе Центр современного искусства. ТАЙГА.info побеседовала с руководителем объединения, художником Андреем Жилиным о художественных вкусах нынешней публики, произволе местных властей и «холодной войне» с Союзом художников России

Нашу беседу мы начали с определения того, что же представляет собой современное искусство. В ответ Андрей Жилин привел около 20 высказываний с ненормативной лексикой:

— Мы нашли в интернете блог одного из ярких представителей современного искусства России. Он собрал высказывания посетителей своего блога на акции, перфомансы, представленные на сайте. Получилась весьма симпатичная поэма. Но дело не в этом конкретном случае, а в том, что подобными же словами встречали произведения Микеланджело, Рембрандта, Сезанна, Малевича и многих других. Художник, вступающий на белый лист истории искусства, делающий шаги, которые до него никто не делал, всегда вызывает осуждение и яростные суждения в свой адрес. Они были в авангарде искусства, творили не в угоду общества, а по зову души, искали, экспериментировали.

Современным, по большому счету, можно назвать все, что происходит/делается/производится в настоящий момент. С этой точки зрения, пейзаж, изображающий дождливое утро на Байкале и написанный, скажем, 14 июня 2008 года учеником художественной школы Иркутска — вполне «современен». Ничего удивительного, что «современными художниками» стали объявлять себя все, кому не лень. Существует еще один термин – актуальное искусство, он позволяет избежать подобной путаницы. Актуальный художник (contemporary artist) занят не борьбой за право присовокупить к существительному «искусство» сомнительный эпитет «вечное», и, уж тем более, не продолжением или развитием какой бы то ни было художественной традиции, а живым экспериментом. В смысле, вот, происходящее здесь и сейчас, самое наиновейшее, изобретаемое прямо сейчас и представляющее собой что-то прежде небывалое, не воспроизводящее готовые стандарты, пусть и даже хорошо.

По этой причине актуальный художник в России — явление чужеродное (потому что непонятное, «неузнаваемое» и для умственной деятельности утомительное).

ТАЙГА.info: Современное искусство часто шокирует зрителя, вызывает массу споров и жестких суждений в прессе, в искусствоведческих кругах, в тоже время очень популярно в мире. А насколько востребовано такое творчество иркутским зрителем? Готова ли публика воспринимать и понимать произведения актуального искусства?

— Проводя акции, перфомансы в различных местах, мы то и дело слышим: «дураки», «уроды», «сумасшедшие», «чем они занимаются?» Как пример: Ваня Вырупаев — наш земляк, после окончания ГИТИСа как патриот вернулся в Иркутск, творить на родине для своих земляков. Но ему не дали работать: его спектакли закрывали, административные мужи воротили нос. Ничего не осталось, кроме как уехать в Москву и стать культовым персонажем современной культуры. Так уехал Вячеслав Кокорин, впоследствии получивший «Золотую маску» за режиссерскую работу (ставил «Каштанку» в Екатеринбургском театре юного зрителя – прим. ТАЙГИ.info), Валера Шевченко, молодой художник Игорь Смирнов, пытавшийся проявить себя в Иркутске, который стал, по мнению Марата Гельмана, художником №1 в Сибири (он живет в Красноярске). Иркутская публика не виновата в том, что не приемлет современное искусство — таково воспитание вкуса, традиции. Иркутяне тянутся к искусству, но очень мощные карамельные массмедиа дезориентируют народ. В городе нет альтернативных постоянных выставочных площадей, где люди могли бы получать опыт общения с актуальным искусством. Выставлен на продажу единственный большой художественный салон для широкого потребителя, отсутствуют муниципальные художественные галереи. И… есть какая-то мистика в Иркутске. Город слывет культурным центром Сибири, но на самом деле — это гиблое место для большого искусства, как говорят творческие люди Иркутска.

ТАЙГА.info: Художник во все времена выступал орудием и представителем духа своего времени. Сегодня художник стремится быть понятым зрителю? Или принимает в расчет только свои эстетические вкусы и интересы? Ведь часто произведения современных творцов довольно трудны для восприятия.

— Одна из проверенных формул в творчестве «Искусство ради искусства!». Мы не отрицаем искусство, которое работает на социум — дизайн, архитектуру. Но есть неписаное правило: художник должен работать для себя, тем самым опережая время, двигая прогресс. А то, что сейчас не понимают, потом обязательно поймут, как сейчас мы дорожим и гордимся Малевичем, например.

ТАЙГА.info: Автор грандиозного полотна «Явление Христа народу» Александр Иванов писал некогда, что художник должен быть совершенно свободен, никогда никому не подчинен, независимость его должна быть беспредельна. Насколько может быть свободен сибирский художник сегодня?

— Степень свободы современного художника главным образом ограничена количеством денег в его кармане. Если поместить художников тех золотых времен в наше потребительское время, как бы все сложилось — неизвестно. Можно, конечно, питаться солнечным светом или как Павел Филонов много месяцев жить без еды. Это личный выбор художника.

ТАЙГА.info: Одна из целей объединения «Ноосфера» — стимулирование долговременных структурных изменений в области культурной политики на Байкале. Насколько необходимы изменения и чем плоха нынешняя культурная политика региона?

— Как ни печально, культура продолжает разрушаться. Я уже говорил — талантливые люди массово выезжают на Запад, региональные власти делают вид, что поддерживают современное искусство, но самом деле не создаются ни муниципальные художественные галереи, ни центры современного искусства.

ТАЙГА.info: «Ноосфера» существует с 1998 года. Расскажите, какие трудности возникали в начале вашего пути? С какими проблемами объединение сталкивается сейчас, спустя 10 лет?

— Наша организация постоянно испытывает прессинг с разных сторон. Порой понимание верхушки местной власти сочетается с яростным противодействием со стороны чиновников рангом ниже – чем меньше должность, тем больше палок в наших колесах. Местное отделение союза художников России дискредитирует нашу деятельность, по сути, объявив нам негласную войну. Это публика, не терпящая другого взгляда на мир. Из последних фактов: администрация выставочного центра пыталась сделать платный вход на открытие нашей выставки. На открытие! В другие дни пытались пропускать за деньги участников выставки — молодых художников. Все это является грубейшим нарушением традиций проведения художественных выставок. Интересно, было ли что-то подобное в других городах?!

ТАЙГА.info: В каких отношениях «Ноосфера» с Союзом художников России сейчас? Помнится в 2005 году участники объединения устроили голодовку в знак протеста против нарушения их прав руководителями регионального отделения Союза художников России.

— Между нами «холодная» война. На одном из городских порталов http://babr.ru/? pt=news&event=v1&IDE=48696 опубликовано такое высказывание: «На вернисаже не было ни одного представителя от союза художников. И это приговор…» Надеемся, не смертельный (смех за кулисами).

ТАЙГА.info: В среднем «Ноосфера» проводит по пять-шесть акций в год, некоторые из которых уже стали регулярными (например, «Арт-Иркутск»). Что вы считаете достижением «Ноосферы»? Что изменилось в лучшую сторону с тех пор, как «Ноосфера» появилась в Иркутске?

— Не благодаря, а, скорее, вопреки мы провели очередную выставку современного искусства «Арт-Иркутск 2008». Все же за десять лет мы сформировали пласт современной художественной культуры со своими почитателями и ненавистниками. Провели благотворительную акцию в поддержку спасения Харлампиевского храма (где, кстати, венчался адмирал Колчак). Выпустили девять арт-каталогов с работами молодых иркутских художников. Всего и не упомнишь.

ТАЙГА.info: Сколько произведений насчитывает коллекция «Ноосферы» на данный момент? Все они войдут в фонд будущего музея современного искусства? Когда появится этот музей? Где будет располагаться?

— Коллекция объединения постоянно меняется, так как творческий процесс продолжается. К сожалению, после выставки некоторые работы приходится просто выносить на помойку, потому что нет места для их хранения. А на вопрос о месте музея и времени его открытия может ответить только один человек, наш любимый Есиповский. Кстати, пользуясь вашим информационным полем, давайте и передадим ему этот вопрос.

ТАЙГА.info: Галерея «Ноосфера» ведет систематическую ежегодную выставочную деятельность. Где проходят выставки произведения художников объединения? Легко ли в Иркутске найти помещение, подходящее для экспозиции?

— По большому счету, таких площадей практически нет. В залы Иркутского областного художественного музея путь нам заказан. В выставочном центре «Сибэкспоцентр» высокая арендная плата, для нас неподъемная. На условиях взаимовыгодного сотрудничества банк «Союз» предоставил нам свои офисы. Каждый ноябрь, в течение восьми лет мы проводим большие выставки в залах городского выставочного центра им Рогаля. Других вариантов нет.

ТАЙГА.info: Выставки «Ноосферы» осуществляются на средства художников, при поддержке ряда организаций и частных лиц. Насколько активны организации в Иркутске, стремятся ли предприниматели содействовать развитию современного искусства?

— Стремлений со стороны предпринимателей нет. Поскольку владельцы многих компании нашего региона «сидят» в Москве, прибыль и налоги уходят в Москву, а представители этих компаний не могут принимать такие решения. Местные же предприниматели прижимисты. Даже слишком. Но иногда все же бывают просветления и в их головах.

ТАЙГА.info: «Ноосфера» занимается также разработкой частных и корпоративных коллекций. Успешно ли развивается это направление деятельности объединения?

На данный момент был только один случай такого сотрудничества. Мы сформировали коллекцию из работ местных художников для одного банкира, который по нашим данным перебрался вместе с ней в Тюмень.

ТАЙГА.info: Часто ли пользуются услугой «Аренда картин»?

— Таковых предложений пока не поступало. Хотя это очень свежая идея. Возможность для компаний культурно просвещать своих работников, живое общение с современным искусством.

ТАЙГА.info: Что такое, по-вашему, инвестиционная привлекательность картины? По каким критериям она определяется?

— Сегодня на картинах старых и современных мастеров делаются огромные состояния. Это арт-бизнес. Картины растут в цене — купив полотно за сто долларов, вы можете продать его лет через пять за миллион (например). Факторов, определяющих интерес к работам, достаточно много, но одним из важнейших сегодня является структура из союзов арт-дилеров, кураторов и искусствоведов, — своего рода арт-мафия, очень могущественная. Поэтому ценность работы может определяться в большей степени не ее художественным значением, а степенью раскрутки автора и его творчества. Все очень относительно.

ТАЙГА.info: Галерея «Ноосфера» предлагает бизнесменам реализовать свои творческие способности в изобразительном искусстве. Результаты их творческих поисков выставляются на «Арт-Манеже», «Арт-Москве», «Арт-Сокольниках» и других выставках. Насколько бизнесмены Иркутска талантливы? Можно ли сказать, что современное искусство доступно любому человеку, что художником может стать каждый?

— На некоторых наших акциях бизнесмены активно принимали участие в творческом процессе, увлеченно макали кисти в краски, водили ими по холсту, пачкались, восторженно визжали. Для Иркутска это новая идея. За короткий период мы можем пробудить в человеке современного художника, лишенного догм, рамок и шаблонов. Но до выставок в Москве работ бизнесменов дело не доходило. А жаль. Было бы чем удивить.

 

О выставке «Шелковый путь»

Татьяна Ларёва,
член Международной Ассоциации искусствоведов и художественных критиков, кандидат исторических наук г. Иркутск

В их работах, экспрессивных и энергичных, нет ни агрессии, ни надлома, ни внутреннего разлада, столь свойственных искусству «Нью-эйдж». Подкупает щедрость, с которой произведения излучают чистую энергию. Здесь вся проза жизни с насущными проблемами исчезает, вытесняется. Художники дружат и работают вместе еще со студенчества, а вот осознание себя как группы появилось совсем недавно. Органично, как бы само собой возникло и название — «НООСФЕРА».

Молодых живописцев объединяет именно сочетание индивидуального с глубоким переживанием обобщенного образа, обусловленное особым медитативным отношением к действительности, в гармоничном и радостном растворении в едином. Их взгляды и творческие методы взаимодополнительны, а постоянное общение как бы генерирует некую целостность. Не случайно эпиграфом выставки стало полотно Андрея Жилина «Шелковый путь». Во многих его работах собственные переживания — лишь проекция более универсальных состояний, а сама пластическая организация многослойна и неоднозначна. Спонтанные, на первый взгляд, цветовые пятна «пульсируют» на поверхности холста, изменчивые и подвижные, как эмоции и ощущения, а за ними и сквозь них проступает таинственное свечение. Именно свет оказывается субстанцией, выражающей внутреннюю духовность всего сущего. В его картине «Бросившие вызов смерти» как бы происходит трансформация в иные миры, «развоплощение» духа через физическую смерть, воссоздание иной, труднопостижимой реальности, магия общения с миром параллельным, так называемым «миром тонким». Художник стремится пробиться к собственной сути, а через нее — к абсолюту. «Ночь моего города» — город сновидений, в них столкновение «здешнего» (наблюдаемого) и сопредельного (невидимого), заполнение реальности мерцающими мирами.

Во многих картинах наблюдается способность художников к обратному движению от литературных, философских или религиозных впечатлений, от медитативных, витающих понятий — к «ускользающей» реальности, которая за всем этим стоит. Произведения Карлоса Кастанеды, мексиканская мифология, изучение анимистического, шаманского мировосприятия, психоанализ, непосредственное углубленное изучение сибирского пейзажа — вот путь их творческого следования.

В работах Александра Иванова «Таинственная Силькари», «Кутх», «Над тихим омутом», «Скифский мотив» происходит материализация его мыслительной, духовной и эмоциональной энергии. Стихия как бы заряжает пространство его картин своей динамической силой. Форма трансформируется, превращаясь уже в некую символическую знаковую систему. В каскаде отдельных плоскостей ощущение не разрушается, а собирается. Из «обломков мира»,преодолевая сопротивление предпринимается попытка создать новую, единственно возможную сегодня Гармонию.

В картинах Татьяны Жилиной «Шаманский мыс», «Сон», «Вавилон», «Нагваль» при всей технической изобретательности главное — это свет и пространство: свет в его сверхобыденном значении, когда он выступает не на фоне тени, а в прямом столкновении с чернотой мрака, глубокой тьмы. Осколки огня продолжают гореть в ночи. Профили, силуэты… Интенсивное слияние с запредельным. «Я не думаю, что я рисую…оно как-то интуитивно, само собой получается», — признается Татьяна. «Это далеко не просто, порой страшно мучительно, по многу раз переделывая, снимая все мастихином, с чувством совершенного отчаяния я отворачиваю холст к стене и надолго оставляю его. Спустя какое-то время, вернувшись к нему, я с удивлением вижу, что, оказывается, картина совсем готова, остается «одеть» ее в раму». Действительно, если картина написана, она живет своей самостоятельной жизнью, она ждет своего часа, она ищет путь к своему зрителю.

Безусловно, выставка «Шелковый путь» не может ожидать однозначного суждения. Она требует особого состояния души и ума, а для тех, кто способен разбудить свое воображение, обратиться к своей внутренней сути, — откроется удивительный смысл представленных работ.

 

Дух современности

Марина Иванова, психолог, г.Иркутск

Многие исследователи творческого процесса отмечают тот факт, что художник во все времена выступал «орудием и представителем духа» своего времени. Будучи сформированным своей эпохой, он, в свою очередь, формирует ее характер (В. Кандинский, Ж. Базен, А. Яффе).

Творчество художников, входящих в объединение «Ноосфера» отражает дух современности с его переменчивыми идеалами и вечными ценностями, общественными катаклизмами и активно-созерцательным вниманием к внутренней сути явлений.

Авторы представили работы, различные по характеру — от более или менее реалистических до так называемых «нонфигуративных». Однако, стоя перед этими полотнами, несмотря на степень приятия той или иной живописной манеры, трудно остаться равнодушным.

Интерес вызывает тематика представленных работ, затрагивающая глубоко символические внутренние пласты осознания реальности. Этот интерес больше, чем простое любопытство зрителя. Произведения довольно трудны для восприятия, воспитанного на «классическом» или «сенсорном» искусстве. Необходимо многоплановое сопоставление зрительного образа и его «эмоционального наполнения». Гармония всех составляющих художественного образа повествует о некоем космосе, созданном Художником. Внутреннее видение человека, видение духовной основы жизни и мира создает особое очарование, аппелирующее к чувствам зрителя и сопереживанию.

Нашему времени свойственен конфликт между знанием и верой, природой и разумом, выражающийся и в разъединении духовной и материальной сфер жизни. О необходимости его преодоления свидетельствует огромный интерес к искусству «new wave».

Члены объединения условно называют свою живопись медитативной. Действительно, особое состояние сознания в процессе творчества, ориентированное на проникновение в «первопричину», сущность вещей, будучи воплощено на холсте, вызывает особое ощущение сопричастности. Зритель становится «со-участником» акта творчества, «со-путешественником» по внутренним мирам. Символично название — «Ноосфера»: единое духовно-информационное поле Земли создается. Сегодня. Нами.

 

СЮРПРИЗЫ ХУДОЖНИКОВ «НООСФЕРЫ»
Олеся Иванникова, журналист, Иркутск

Наверное, каждый, кто собирался пойти на эту выставку и хоть немного наслышан о творческом объединении молодых художников «Ноосфера», которое ее организует, уже заранее морально готовился ко всем тем неожиданностям и сюрпризам, которые преподнесут художники. Ведь эта выставка современного искусства, где работы каждый раз неожиданны и неординарны, а само открытие — всегда как маленький спектакль, с перфомансами (короткие представления, исполняемые участниками выставки) и хепенингами (акции, в которые обязательно вовлекаются зрители). Например, в прошлом году всех посетителей для наилучшего погружения в атмосферу «Ноосферы» угощали «волшебными таблетками», роль которых выполняли обычные витаминки. Тогда же был отпразднован День Байкальской Перворыбы. В честь этой прародительницы человечества был съеден сиг, до этого бывший частью экспозиции вернисажа.

В этот раз без подобных «сюрпризов» тоже не обошлось. Одним из первых был перфоманс «Полосы жизни», представленный молодой испанской художницей Каролиной. Санчес. Сама работа — это полотно, обтянутое полосами шелка черного и белого цветов. Затем на стыке черного с белым Каролина расстегнула незаметные на первый взгляд замочки и «легким движением руки» достала оттуда гирлянды из пробок, ключей, всевозможных шнурочков и тесемочек. По представлению Каролины, из таких полос и состоит наша жизнь.

Художник Анатолий Дмитраков выступил в роли профессора, соединяющего души. Выбрав из толпы «жертвы» — парня и девушку, он соединил их с помощью специальных устройств с аппаратом, щелкнул выключателем, и… души молодых людей должны были соединиться навечно, но, как это частo бывает в опытах, что-то сорвалось, и «мирового открытия» не получилось. Иркутские зрители не привыкли к такого рода развлечениям и выставкам, поэтому все происходящее удивляло и шокировало. Как вам, к примеру, такое название одного из перфомансов-»Дефлорация мира». В этом основная позиция ноосферовцев: «Приходится работать на эпатаже, провокации, чтобы разбудить, растормошить толпу, которая еще не стала публикой», — говорят художники.

Сами работы — это инсталляции, коллажи, металлические и деревянные объекты, компьютерная печать на холсте, современная фотография и другие. Зачастую и художественным объектом работ и материалом, из которого они сделаны, выступает «хлам современной цивилизации» — гвозди, телефонные диски, обрывки бумаги и т. п. Например, в инсталляции Евгения Жилина «Отрицание Мимесиса» использованы оргалит, скотч, металлическая труба, компакт-диски. Современные фотографии Ирины Жилиной похожи на взгляд из микроскопа, смотришь и думаешь; как же исхитрился художник, чтобы это сфотографировать. Приглядевшись, понимаешь, что красные мельчайшие частицы на белом фоне — это всего лишь… крышка кастрюли, вымазанная чем-то вроде кетчупа и сфотографированная. Появляющееся из-за горизонта бордовое солнце, освещающее своими лучами-каплями землю, это, судя по всему, просто лужица варенья. А некие загадочные волокна на фото — это… обычный веник. Выглядят эти работы как настоящие произведения искусства, и многие из нас с удовольствием украсили бы ими свою квартиру, хотя идея повесить дома фотографию веника раньше бы никогда не пришла в голову. Художник сознательно ломает привычные стереотипы, представляя обычную вещь в новом свете, в результате работа становится объектом современного искусства и приобретает философский смысл.

Сами организаторы прекрасно понимают шок иркутского зрителя, воспитанного на классическом реалистическом искусстве, но советуют все же не отворачиваться, а попытаться проникнуть в авторский замысел. Помочь зрителю в этом может перфоманс «Двойные картины, или Второе дно живописи». Это две картины, в обычных деревянных рамках, на чистом грунтованном холсте которых написаны слова «пейзаж», «натюрморт», а из-под рамок проглядывают обрывки настоящей, нарисованной картины, которая была там до этого, но кто-то ее разорвал, обнажив нижний слой. Смысл всего этого — в бессмысленности рисования и копирования того, что видишь перед глазами. В наше время, с появлением фото- и видеосъемки, необходимость в точном копировании предметов отпала, это уже не может полностью удовлетворить художника, считают ноосферовцы. «Искусство не может быть основано только на создании реалистических полотен, оно заключается в генерировании идей и попытке найти собственный уникальный способ их выражения», — говорят художники.

Проникнуть в творческий замысел работ художников и составить свое мнение вы сможете до 2 декабря; именно до этого времени будет продолжаться выставка «Арт-Иркутск 2003». 

 

КОТЕЛ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА
Олеся Иванникова, журналист

— Попробуйте нашу волшебную таблетку, — прямо у входа в Дом Рогаля предложила мне девушка в черном облегающем костюме типа водолазного и с густо намазанным синей краской лицом. Хотя я прекрасно вижу, что в руке у нее обыкновенная желтая витаминка, знакомая еще с детсадовских времен, и ничего волшебного в ней нет, но все равно до мурашек по коже как-то страшновато брать ее в рот. Съесть ее все-таки пришлось, ведь попала я не куда-нибудь, а на выставку авангардного искусства — надо соответствовать. Вот так, с кислого вкуса «волшебной таблетки» и началось мое знакомство с выставкой современного искусства, организованной творческим объединением художников «НООСФЕРА».

Девушка-«лаборант» на входе — это только начало. Погружаясь в атмосферу этой выставки, как будто попадаешь в другой мир, настолько все происходящее вокруг тебя необычно, ведь это не просто экспозиция, где зрители, как в музее, спокойно рассматривают работы, а по-настоящему авангардная выставка, поражающая воображение всех. Кто-то приходит, чтобы посмотреть на работы коллег по цеху, кто-то просто из любопытства, но увидеть очередной новый проект стремятся все неравнодушные к искусству. Что же такого необычного в этой выставке? А необычно все: неожиданные идеи, техника исполнения, материалы, новые технологии в том числе компьютерные. «Наша задача — трансформировать привычные материалы — металл, стекло, дерево, пластик — в произведения искусства», — говорят художники. Экспонаты этой выставки — это не только живопись, но и металлические объекты, компьютерная графика, эксперименты в фотографии, реди-мейд, инсталляции… (Кстати, здесь же мне объяснили, что инсталляция — это композиция из живописи, текста, в которой могут быть использованы гайки, ключи, пластиковые бутылки и другой хлам современной цивилизации; а реди-мейд ломает привычные стереотипы, представляя вещь в новом свете, когда художественным объектом становится любой бытовой предмет). Сама выставка — это настоящее зрелище, она живая, подвижная, в ней постоянно что-то меняется. Например, в интерактивном проекте каждый желающий мог создать свою композицию или инсталляцию на компьютере.

Организует такие необычные выставки творческое объединение художников «НООСФЕРА». В течение года отбираются самые интересные проекты, и осенью они выставляются в одном из городских музеев. В этом году выставка пройдет в художественном музее. Для молодых талантов это уникальный шанс заявить о себе и опубликоваться в ежегодном каталоге-справочнике. Затем лучшие работы и каталог отправляются в Москву на ежегодную выставку «Арт-Манеж», в котором участвуют самые знаменитые художники России.

На выставках «НООСФЕРЫ» всегда все неординарно, экстравагантно и эпатажно. Эта принципиальная позиции ноосферовцев. «Приходится работать на эпатаже, провокации, чтобы разбудить, растормошить толпу, которая еще не стала публикой», — говорят они. Неоднозначно и отношение зрителей: кто-то ругает, называет работы «антихудожественной мазней», кто-то восхищается, а кто-то равнодушен, все-таки признавая за этим искусством право на жизнь. Но… все они почему-то приходят на следующую экспозицию, как будто задавая вопрос: «Ну, чем вы нас еще удивите?» Немногие побывавшие на «НООСФЕРЕ», могут похвастаться тем, что до конца проникли в авторский замысел работ. Это недопонимание, по мнению самих художников, связано с тем, что Иркутск — город консервативный, мало в нем галерей, с современным искусством иркутяне мало знакомы. Первая выставка «НООСФЕРЫ» три года назад вызвала сильнейший шок у зрителей, сейчас публика уже не так реагирует. «Наверное, привыкли к нам», — иронизируют ноосферовцы. Не так много у нас авангардно — ориентированных художников. Студентов преподаватели учат в основном реализму, поэтому молодежи, интересующейся постмодернизмом, трудно сделать переворот в своем творчестве. В «НООСФЕРЕ» готовы помочь начинающим совершить эту переоценку ценностей. «Мне самому в этом плане помог Владимир Соколов (известный в городе дизайнер). Я нашел себя, состоялся как художник», — признался президент творческого объединения Андрей Жилин. Помогает молодым сформироваться и сама атмосфера выставки. «Это общий котел, первичный суп, в котором варятся участники, они сравнивают себя с другими, учатся друг у друга», так описал этот процесс Андрей.

За время своего существования (с 19998 года) объединение собрало вокруг себя мощный костяк молодежи. А многие, оттолкнувшись от «НООСФЕРЫ», начали самостоятельное плавание. В разное время в объединении работали: Сергей Жилин, Алексей Дурасов, Павел и Елена Павловы, Николай Новиков, Адольф Мухамедшин, Евгения Корнилович, Юлия Ружникова, Александр Иванов, Андрей Матвеев, Алексей Шеадэ, Константин Антипин и другие.

«НООСФЕРА» открыта для всех, туда постоянно приходят начинающие художники, которым нужно помочь, поддержать словом и делом. «Мы будем рады принять всех желающих», — сказала в заключение нашего разговора куратор «НООСФЕРЫ» Татьяна Жилина. Единственное условие — это, конечно же, наличие таланта и стремление стать настоящим художников. Все студенты или выпускники вузов, художественных училищ, занимающиеся абстрактной живописью, графикой, скульптурой, а также ассамбляжами, объектами, компьютерной графикой и дизайном, могут представить свои работы для участия в выставках.

 

«ПОЛОСЫ НЕЙТРАЛЬНЫЕ И БЕЗЛИЧНЫЕ…»
Светлана Жартун, журналист, Иркутск

Выставка «Арт Иркутск — 2003 год «, представленная в галерее областного художественного музея, рассчитана на молодежную аудиторию, хорошо разбирающуюся в новой терминологии, пришедшей к нам вместе с компьютерной техникой и увлечением трансцендентными идеями. Организована она ассоциацией «Ноосфера» по аналогии со многими выставками, проходящими в крупных городах России, итогом работы которых становится «Арт Манеж» в Москве.

Думается, экспозиция иркутской «Ноосферы» могла быть представлена наряду со многими другими выставками, организовываемыми в музее. Современное искусство здесь представлялось и ранее, правда, впервые мы увидели работы в технике «Digital print», созданные на экране компьютера и переведенные на большие полотна. Модернизм, абстракции, смешанные техники, попарт — все было видено в работах, отражающих разную степень увлеченности и таланта художника. Удивило другое — множество терминов, их выспренность, многозначительность и перфоманс на ее открытии: «Это место, где периодически транслируется реальное время ноосферы Земли, где у вас на глазах экран приобретает индивидуальные черты и вы можете почувствовать себя причастным к рождению нового культурного посыла в нее».

Так что же такое ноосфера? Это «концептуальный характер ауры Земли, информационное поле», а далее можно добавить: это то, что не поддается чувствам, сознанию, стремлению соответствовать высокому, духовному и, если хотите, божественному. Как, например, в работе испанской художницы Каролины Санчес (а испанка ли она?), где на двухцветной основе прикреплены пробки от бутылок, штопор и какая-то еще маловыразительная мелочь. В аннотации читаем: «На ее картине полосы жизни, просто полосы, но они повод размышлять о том, что за ними скрывает молодая художница. В качестве материала она использовала натуральный шелк двух цветов. Полосы нейтральные и безличные, они лишены подтекста современной проблематики, но попробуем проникнуть в сущность структуры».

После такого наставления перестаешь любоваться картинами, невольно за каждой из них пытаешься определить способ мышления автора. «Поколение NEXT» представлено машинами, черными очками, в руке его представителя — топор. Далее в работе Ирины Жилиной «Паучок Ананси» выглядит действительно паучком, а у Татьяны Жилиной в «Следах цивилизации» нагромождение вымытых в воде и высушенных на солнце сучьев и скрытая в них фотокамера. В пяти работах «Тоутасиса» камера блуждает, потом возвращается. Посланник. Вывернутый мозг в наушниках. Устойчивое экстравертное состояние, открытое для информации.

Работы молодых художников Ильи Смалькова, Ирины Жилиной, Вадима Клейменова, Владимира Голенева, Ольги Кузьминой как бы продиктованы намерением реализовать «следы цивилизации» своим представлением о мироздании, техногенной фантазией и стремлением к самостоятельности мышления. Пожалуй, это еще не искусство, это, скорее, своеобразная модель познания процесса творчества, в котором многое заимствовано от идей Казимира Малевича, его умения «найти внутреннее содержание, социальную значимость, стратегию искусства, резонирующую со срезом жизни».

Правда, наши концептуалы более похожи на не наигравшихся еще детей. Скульптурное изображение для них объект, составленный из нагромождения разных деталей и материалов. Среди них «Исчезающий Ван Гог» и «Сон разума» по Гойе Анатолия Дмитракова. Все это «создание интеллектуального пространства, которое позволяет зрителю сформировать индивидуальное видение объектов».

Среди авторов выставки выделяются работы Андрея Жилина — президента «Ноосферы» и хорошего художника, в картинах которого фантазия соединяется с мастерством, а стремление к эпатажу заменяется самоиронией. В его «Катарсисе» за силуэтами бутылок следит вывернутый красками глаз. Так, по мнению художника, происходит очищение от соблазна Бахуса. В каждой работе он экспериментирует, воспроизводя «Эмиссара древней цивилизации» в плоском изображении, а в «Сети» — виртуальность реальной действительности. Есть и призывы: «Канализации всех стран, соединяйтесь», и разводы на черном фоне: «Взрыв желтого карлика».

Авторы «Ноосферы» дерзки и самоуверенны, они часто стремятся эпатировать зрительское восприятие, раздражая его спокойную созерцательность. Возможно, по ощущению времени они по-своему искренни, демонстрируя «принципиально новый пример развития искусства третьего тысячелетия». Остается добавить: в 2002 году «Ноосфера» участвовала в самой престижной выставке международного уровня «Арт Манеж» в Москве, в которой принимало участие более 160 российских и зарубежных галерей и творческих объединений. На фотографиях рядом с ее участниками Никас Сафронов и Леонид Ярмольник. Они, к слову, убеждены в том, что идея открытия центра современного искусства в Иркутске вполне осуществима.

 

ОДНО ИЗ НЕСКУЧНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

Олеся Иванникова, журналист, Иркутск

С утверждением, что Иркутск — город провинциальный, можно соглашаться или не соглашаться, но нельзя не признать того факта, что события по-настоящему необычные и интересные проходят у нас не так уж часто. Одно из таких нескучных и непафосных мероприятий — выставка творческого объединения молодых художников «НООСФЕРА». Каждую осень молодые художники, занимающиеся современным искусством, выставляют на суд зрителя то, что они сделали за год. Но выставка — не единственное, чем может удивить НООСФЕРА иркутян. Так, на днях в рамках подготовки к будущему международному фестивалю искусств они провели арт-аукцион — распродажу своих картин. Как всегда, НООСФЕРА постаралась сделать не рядовое мероприятие, а что-то необычное и запоминающееся. «Главная наша цель — чтобы люди пришли не как в магазин — посмотрели и купили, а поучаствовали в культурной программе, которую мы для них подготовили», — объяснил президент творческого объединения молодых художников Андрей Жилин.

Необычность аукциона проявилась уже в том, что он был совсем не похож на те торги, к которым все привыкли, посетители сначала даже растерялись. Обычно на торгах бывает так: аукционист объявляет стартовую цену лота, а все потенциальные покупатели наперебой предлагают свою по принципу «кто больше». НООСФЕРА поломала эту традицию и предложила свой вариант — «молчаливые» торги. Суть их в том, что человек, желающий купить ту или иную понравившуюся работу, подходил к аукционисту и, как в казино, делал ставки — писал на табличках номер лота и сумму, которую он хотел бы за нее отдать. В конце аукциона подводились итоги — тому, чья ставка была выше, и доставалась картина. Всего, таким образом, было продано шестнадцать работ из выставленных на продажу ста пятидесяти лотов восемнадцати художников. Основная часть вырученных денег пойдет на подготовку к будущему фестивалю искусств, остальные достанутся авторам работ. Ведь молодые художники — это в основном студенты, не самая богатая прослойка населения, доходов у них не так много, а современное искусство требует привлечения новых технологий: работы выполняются не только с помощью холста и красок (хотя и это требует немалых вложений капитала), но и c помощью компьютера, цифрового фотоаппарата и прочих затратных техник.

Как признались ноосферовцы, посетители, знакомые с их выставками, уже ждали от них праздника, готовясь стать зрителями чего-то красочного и необычного. НООСФЕРА же считает своей главной задачей не развлечение гостей, а попытку вовлечь их в действо, сделать из молчаливых зрителей полноценных участников проекта. Эту задачу на арт-аукционе ноосферовцы даже перевыполнили, сами не ожидая такого активного участия посетителей.

Согласно футурологической концепции «Ноосферы», проблема современного искусства в том, что новый век начался, а художники остались теми же, с тем же взглядом на искусство, то есть просто перешли из одного века в другой. Ноосферовцы решили показать зрителям рождение художника третьего тысячелетия. Перфоманс представлял собой несколько пародийный вариант «Пятого элемента» Люка Бессонна — из своеобразного кокона появлялся на свет творец нового тысячелетия. Почетный профессор НООСФЕРЫ Анатолий Дмитраков взял на себя роль обучить «новорожденного» основам живописи. «Младенец» начал творить, пробуя свои силы на стоявшем тут же холсте. Получалось нечто футуристическое. И тут зрители не выдержали и, чтобы помочь «младенцу», тоже включились в работу. Такого поворота событий даже сами организаторы перфоманса не ожидали, а тем более от столь солидной публики. А это была в основном иркутская бизнес-элита — известные люди города, «сливки общества» (некоторые посетители даже пришли с телохранителями — видимо, чтобы их тоже приобщить к прекрасному).

«Кто-то, конечно, пришел просто из любопытства, но были и такие — их видно сразу, — кто разбирается в искусстве», — говорит Андрей Жилин. Да, те, кто все-таки решил оторваться от своих дел и прийти на аукцион, уж точно об этом не пожалели — не каждый день предоставляется возможность почувствовать себя художником. Кстати, потом этот шедевр — продукт совместного творчества — тоже продали на торгах. Это рождение художника третьего тысячелетия было генеральной репетицией перед нашим осенним фестивалем. На нем мы хотим эту тему продолжить, прозвучит Манифест творца нового поколения, написанный нашим профессором Анатолием Дмитраковым — он уже вплотную этим занимается, — рассказал Андрей Жилин.

 

ИСКУССТВО ЗА РАМКАМИ ПРИВЫЧНОГО
Марина Ветрова, журналист, Иркутск

Подлинное творчество изначально свободно. Ему тесно в сложившихся условностях окружающего мира, поскольку основная его задача — раздвинуть границы привычного восприятия. Творец или художник — тот, кто аккумулирует в себе энергию существующей действительности, пропускает ее через себя и отражает все то невысказанное, что витает в воздухе. Поэтому он всегда чуть-чуть впереди своего времени. Сотканное из причудливых образов полотно, будь то творение литератора, художника, хореографа, скульптора или архитектора, — попытка отразить себя, свое время и угадать в нем черты грядущего. Это своеобразный осколок зеркала, смотреться в который не всегда уютно, особенно если ты видишь в нем свое собственное лицо.

Арт-эксперимент Смело и провокационно выглядело открытие Международного фестиваля современного искусства для молодежи «Арт-Иркутск 2004», которое состоялось 18 ноября в городском выставочном центре им. В.С. Рогаля. В экспозиции было представлено более 100 работ 60 современных художников творческого объединения «Ноосфера» из Иркутска, Москвы, Испании, Китая и США. Пресса сразу же окрестила творения художников «работами, которые выходят за рамки привычного видения искусства». На фестивале, действительно, было чему удивиться: необычные «непредметные» полотна, содержание которых трудно описать, ассоциативная живопись, шокирующие инсталляции… Например, произведение Михаила Чикунова «Барби — жертва маньяка». Кукла с окровавленным лицом, одетая в лохмотья, не признак психического нездоровья автора, а всего лишь протест против американской массовой культуры, пропагандирующей насилие и жестокость. Цифровая фотография, объектами которой стали непривычные явления и предметы. Например, на одной из них моделью для коллажа послужила обычная мясорубка.

Зрители увидели яркие перформансы художников пластического жанра, представленные театром визуальных искусств Ирины Щербак и театром концептуального танца «Штрих» Елены Беляевой; изысканную «Мадам Барбекью» Ольги Пермяковой, которая угощала шампанским и играла на аккордеоне; смогли почувствовать «Вкус экзотических фруктов», преподнесенных Александрой Кондратьевой; и присутствовали в момент «Рождения художника третьего тысячелетия».

Гостями фестиваля стали директор Художественного музея города — побратима Иркутска Юджин (США) Дина Браун и потомок индейских племен апачей и шумашей Дороти Нунец. Хранительница традиций народов Северной Америки Д. Нунец провела мастер — класс для молодых ювелиров г. Иркутска «Дух внутри».

Искусство на грани дизайна, архитектуры и живописи — «все это должно стать стимулом для восприятия различных подходов в современном искусстве и подчеркнуть его многосторонность» — считает президент творческого объединения «Ноосфера» художник Андрей Жилин.

— Фестиваль не поле для идеологических битв между художниками, а, скорее, эксперимент. Мы считаем, что энергия может возникать в момент живого контакта с хорошим искусством и творческими личностями. А различия могут стать стимулом к взаимопониманию.

Фестиваль «Арт-Иркутск 2004» длился две недели. За это время в стенах выставочного центра прошли презентации, арт — представления, мастер — классы. Яркий калейдоскоп работ, представленных на фестивале, как ни странно, складывался в лаконичную картину, ведь у художников, представленных на нем, сеть общая идея.

«Искусство должно быть разным» Международный фестиваль «Арт-Иркутск 2004» завершился, яркие события двух недель пролетели как один миг, но не оставили равнодушными жителей Иркутска. Кажется, и участники остались довольны его результатами. «Фестиваль удался», — считает президент творческого объединения «Ноосфера» Андрей Жилин.

— Впервые статус фестиваля поднялся до международного уровня. Его визитной карточкой стала инновация. Многие художники применили в своих работах новые культурные технологии. Нас ожидало огромное количество открытий. Например, молодой художник Юрий Гимов представил работы в модном стиле хай-тэк, Ирина Жилина создала коллекцию альтернативной моды, в которой был применен принцип недошитости и использовано необычное сочетание тканей. Нужно отметить, что раньше мы больше экспериментировали в области «бедного» искусства, создавали свои произведения из того, что валяется под ногами. Не было средств и спонсоров, но на этой выставке мы смогли использовать новые технологии. Впервые с нами выступил молодой художник — философ Виталий Зиновьев, который даже написал манифест иркутского актуального искусства. Вообще, все участники проявили себя достойно, ведь мы готовились к фестивалю целый год.

— Андрей, что вы вкладываете в понятие современного искусства?

— Это то, что является актуальным на сегодняшний день. Современные художники чаще всего используют метод синтеза. Ключевое слово нашего времени — инновация — технический прорыв, который обязательно нужно применять во всех сферах нашей жизни. Общество должно быть очень быстро и эффективно модернизировано. Культура и сфера искусства не исключение, только тогда наша страна будет актуальна в контексте мирового развития. Нужно перестраивать свое сознание, поднимать уровень осознания. Ведь зачастую традиция, которая выдается за истинно русскую, на самом деле является псевдотрадицией — ее упрощенной подделкой, которая вызывает у молодых людей отвращение к национальной культуре. Признанный официоз перекрывает воздух всему новаторскому. Современное искусство вообще очень сложно, как сама наша жизнь, поэтому оно отражает ее. Кроме того, любое искусство должно вызывать эмоции, а наша задача их усилить, достучаться до сердца человека, чтобы он открыл его потоку информации.

— Что бы вам хотелось сделать в будущем?

— Планов у нас много, но, к сожалению, нет средств. Наша мечта — создать в Иркутске Центр Современного Искусства, в котором можно было бы собрать произведения актуального творчества и предоставить площадку молодым художникам. Мы считаем, что Центр мог бы повысить престиж нашего города и послужить дополнительным фактором привлечения туристов. Вся надежда на меценатов и государственную поддержку — без нее развитие невозможно. Искусство должно быть разным. Его сила именно в том, что оно представляет собой широкий спектр явлений.

 

УГЛОВАТОЕ СЛОВО «АВАНГАРД» 
Галина Тюрнева, журналист, Иркутск

Удивительно, но факт — отношения людских масс с авангардным искусством и авангардного искусства с людскими массами всегда имели характер несколько напряженный. Видимо, со временем отрезанного уха Ван Гога и эксцентричных выходок не всегда любимой Йоко Оно люди очень аккуратны в восприятии подобного рода творчества.

При произнесении угловатого слова «авангард» в глубине души начинает шевелиться неоформленное предчувствие деструктивных акций, муссирования измененных состояний психики и всепоглощающего нигилизма. Но «Ноосфера» сумела сломать и этот стереотип — стереотип нестереотипного творчества, организовав в Иркутске безумную по своей позитивности и честности выставку. Даже не столько выставку, сколько запоминающийся перформанс, удивительно уместный в неожиданно теплом иркутском ноябре.

Сам музей совершенно видоизменился — кажется мне, что виной тому не красочное оформление и огромное количество посетителей, просто атмосферу чистой открытой жизнерадостности, казалось, можно потрогать руками. Атмосферу эту не смогло испортить даже затянувшееся приветственно — официальное слово. Куда же без этого? Если считать непосредственно шоу — картиной, то многочисленные слова приветствия — рамкой, причем грубо и небрежно сколоченной. Погнутые ржавые гвозди и необработанное дерево словесной рамки — неприкрытая спонсорская реклама, организатор выставки, читающий по бумажке безумно патетический текст, даже экзотическая американка Дороти Нунец, которую откровенно подводила молоденькая переводчица (такое ощущение, что наличие хотя бы одного американца — уже показатель успешности какого бы то ни было проекта в нашем городе!). Зато картина — представление — мгновенно подняла настроение и на минутку выключила из реальности всего происходящего От перформанса, повторюсь, зал переполнялся позитивом. «Вкус экзотических фруктов» Александры Кондратьевой заставил на секундочку забыть о слякотном вечере, шоу-дефиле «Седьмой элемент» Ирины Жилиной — об однообразии тяжелых серых пальто и дубленок, и того же цвета лицах их владельцев. И, конечно, нельзя не упомянуть о блистательной Мадам Барбекью! Несколько гиперболизированный по задумке своей образ настолько органично воплощен в реальность, что убедить себя в том, что сигара, аккордеон и шампанское — это trade mark и сценические атрибуты, а саму Мадам в миру величают просто Ольгой Пермяковой, я, например, не могу до сих пор.

Представление вышло более чем удачным, причина этого, как кажется, вовсе не долгий и упорный труд, постоянные репетиции и хорошее финансирование, как скажут потом по одному из телеканалов. Причина этого — предельная честность, умение — и желание! — открыть себя публике, некоторое бесстрашие и наивность, и умение оставаться самим собой, без грамма смущения, без толики зависимости от общественных суждений и мнений. Не это ли сейчас стоит называть нонконформизмом? А честность и позитив — его необходимые условия.

 

ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ «НООСФЕРЫ»

Любовь Сухаревская, журналист, Иркутск

Здесь все по — другому. Так можно сказать о работах, которые вы здесь увидите, особенно если ваш глаз воспитан — я уж не говорю на реалистическом искусстве, но хотя бы и на импрессионистах или модернистах. Свитая из прутьев конструкция; рама «из экзотических фруктов», то бишь апельсинов (Александра Кондратьева); колесики часового механизма или — рядом — внутренности не то первобытного «Пентиума», не то радиолы, оформленные, осмысленные — и поданные необычным способом; прихотливые фрагменты металлической трубы (Вера Кондратьева); пластмассовые жуки… Инсталляция, пространственные построения, дизайн и, конечно, живопись, графика, фотография. Итак, на выставке царит дух эксперимента и новаторства. Молодые авторы ищут новые способы и формы самовыражения, новые формы мышления и соотношение своего внутреннего «Я» с внешним миром. Выставка молодых художников — это вызов и провокация, это дерзость и опрокидывание общепринятого. Они тем и интересны, что могут увидеть смысл в том, мимо чего другой, нехудожник, пройдет не задумываясь.

Антон Климов замирает, завороженный пузырьками пены в кофейной чашке, и пытается заворожить и нас. Может быть, он дает нам понять, что субстанция также эстетична, безупречна, как профиль Нефертити, который присутствует рядом, в одной композиции (работа называется «Ордена Климова» в проекте «Сделать невидимое видимым»)? Чувство цвета здесь действительно безупречно. Андрей Жилин останавливает нас жестко, как толчком ладони в грудь, работой «След цивилизации». След этот — пересохшая омертвелая земля, трещины на ней — как окончательный приговор, как необратимость. Надежда если и остается, то только как риторический вопрос, сформулированный Высоцким: «Кто сказал, что земля умерла? Нет, она почернела от горя». Однако Высоцкий звучит в этом контексте как неисправимый оптимист. У Жилина оптимизму места нет. Решетка перед глазами смотрящего только усиливает ощущение непоправимости случившегося. Некоторым образом перекликается с ним Татьяна Жилина — ее триптих «Сад самих себя» наводит на те же догадки: это еще не колыбель цивилизации, а лишь зарождение жизни на клеточном уровне. «Самих себя» автор видит как семя, которое еще только должно когда — нибудь прорасти и пройти долгий и сложный путь эволюции. Но какие катаклизмы опрокинули жизнь назад, к истокам? Какой огонь спалил то, что уже было? Но не все так грустно в нашем королевстве. У Ирины Жилиной мы видим выполненный в смешанной технике «Автопортрет»: посреди беспечных, легких облаков голубого «пятого океана» парит вполне натурально милая физиономия автора (фотоизображение), на которую нахлобучена тоже натуральная вязаная шапочка и защитные очки. Ну летчица да и только! Вадим Клейменов демонстрирует нам приемы компьютерной графики — его «Секретные материалы» очень декоративны и очень красивы. Юрий Гимов являет образец технического совершенства в инсталляции «Часовая механика». Красота латунных шестеренок завораживает, а ведь это аллегория такой непостижимой категории, как время…

Пока мы общались с экспонатами выставки и друг с другом, в зал на втором этаже быстренько собрались парни и девушки — зрители, и вскоре на площадке появились танцоры в черных летящих одеждах. Началось другое действо — выступление театра концептуального танца «Штрих». Исполнители его до танца как такового добрались не сразу — сперва они вползали, вкатывались, несли друг друга на плечах — вечное движение, но в каких немыслимых формах! Потом был собственно танец и авангардный балет, — а может, проще — эстрадный танец, тоже, конечно, экспериментальный — навел на мысль о начале века. Конечно же, прошлого, двадцатого. Когда неистовая Айседора прививала русским девочкам — балеринам свое понимание и ощущение танца, когда на сцене творили свою хореографическую революцию Дягилев и Нижинский. Так и многие увиденные сегодня у художников «Ноосферы» «картинки с выставки» отправили меня мысленно путешествовать во времени и пространстве, ища прямые аналогии в том же начале двадцатого века, когда в изобразительном искусстве зародился и расцвел русский авангард, когда уже в первые два-три десятилетия были лучисты и кубисты, супрематисты и кубо — футуристы, конструктивисты, дивизионисты и прочие модернистские направления, которые сегодня ассоциируются с именами Василия Кандинского и Михаила Ларионова, Натальи Гончаровой и Марка Шагала, Казимира Малевича и Владимира Татлина. Может быть, все дело в том, что, так блестяще начинавшие, эти художники — новаторы были вытеснены из России советской, непонятные и — непринятые? А в страну победивших большевиков пришло новое понимание задач искусства, которое должно было служить революции, быть идеологическим рупором партии, и на долгие годы, на десятилетия, формальные и вообще всякие поиски были прекращены, получив клеймо буржуазного «искусства для искусства». Но вот времена сменились, и границы творческих притязаний рухнули. Это стало ясно, конечно, не сегодня, но сегодня — особенно. И теперь молодые художники «Ноосферы» показывают нам свою жадность ко всему, что будоражит воображение, что взрывает привычные устои. Думается, и зритель в Иркутске учится воспринимать это новое и непривычное с такой же степенью самоотдачи, что и сами творцы этого непривычного. И это очень важно: вне этого взаимопонимания альтернативное искусство будет вторично лишено смысла.

 

ПОРТРЕТЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ИРКУТСКОГО БОМОНДА ПРОДАДУТ НА АУКЦИОНЕ
Алена Байбородина, журналист, Иркутск

Последние две недели газеты пестрили газетными заголовками «Говорина продадут с аукциона», «Политики бояться, что их портреты попадут в руки недоброжелателей». Все эти статьи были посвящены нашумевшей сенсационной выставке «Грандперсоны», которая открылась 22 ноября в Выставочном центре имени В.С. Рогаля.

Авторы экспозиции — творческое объединение художников «Ноосфера» — «ноохудожники», как называют себя участники этой группы. В состав объединения входят — Андрей Жилин, Владислав Несынов, Юрий Марков, Татьяна Жилина и Марина Несынова. Вы спросите, в чем же сенсационность? Прежде всего, в самих портретах. В рамках одной выставки художники «Ноосферы» умудрились создать портреты всего иркутского бомонда — олигархов, vip-персон, представителей власти — Владимира Путина, Виктора Вексельберга, Яны Павлидис, Владимира Якубовского, спикера Законодательного собрания Виктора Круглова, вице-спикеров Людмилы Берлиной, Геннадия Истомина, Дмитрия Баймышева и других vip-персон.

Неожиданностью для зрителей, в том числе и персонажей картин стал стиль в котором выполнены портреты. Ноохудожники, следуя своему назначению, — создавать новое искусство, нарисовали иркутский бомонд в стиле «поп-арт». Если верить словарю, «поп-арт — в переводе с английского — искусство, производящее взрывной, шокирующий эффект. Нет, это не разновидность авангарда и не его подобие, ноосферщики не разложили представителей элиты на кубики-рубики, они создали портреты в стиле американского художника Энди Уорхола, когда, к примеру, голова портретируемого написана в реалистической манере, а все остальное собрано из кусочков журналов, газет и тканей. Каждый портрет — это иронический коллаж, части которого выражают все оттенки ассоциаций, рожденных в голове художника в тот момент, когда он рисовал того или иного персонажа.

Уникальность выставки еще в том, что, несмотря на весь эпатаж и сенсационность, а порой жесткость и бескомпромиссность авангардного искусства, сторонниками которого является «Ноосфера» цель, их выставки весьма мирная — собрать деньги для Харлампиевской церкви. Для этого художники планируют провести аукцион на сессии Законодательного собрания 22 декабря, где собираются продать всех «грандперсон», представленных на выставке. Впрочем, лучше самих авторов о своей выставке не расскажет никто, поэтому мы встретились с президентом «Ноосферы» Андреем Жилиным:

— Как восприняли свои портреты представители иркутского бомонда?

— Вообще, определенный шок был, потому что работы выполнены не в привычном реалистичном стиле. Например, когда мы создали портрет Юлии Капраловой, она увидела его, и надо было на камеру сказать несколько слов, она даже от эмоций задохнулась и не могла в себя прийти. Она была в шоке. Потом она объяснила, что очень заинтригована, и главная интрига в том, что ее интересовало, кому же из многочисленных поклонников достанется этот портрет. Что касается Говорина, мы, к сожалению, не знаем пока его реакции. Однако после одного моего интервью появилась такая статья в газете — Говорина продадут с аукциона! Вот такая жаркая тема, горячая!

По словам Андрея Жилина, Юлия Капралова позировала для художников «Ноосферы» в студии «АИСТА». Получился образ манящей незнакомки — женственной, эротичной, загадочной. Говорин на портрете окружен символами заката его деятельности на посту губернатора — заходящее за горизонт солнце, последний звонок. Оригинальная особенность всех портретов — небольшой аксессуар, который символизирует характер и деятельность «грандперсоны». Так, из кармана пиджака Дмитрия Баймышева выглядывает веточка засушенного японского риса, а спикер Законодательного собрания Виктор Круглов изображен в свитере с аксессуаром — водорослью. Как объяснил Андрей Жилин, это символ разветвленной власти. Геннадий Истомин нарисован в виде настройщика рояля. «Законодательное собрание — это инструмент большой политики, а вице-спикер ЗС — настройщик этого инструмента» — объяснил Андрей Жилин. В некоторых работах заложен двойной смысл. Например, на портрете Путина рядом с фигурой президента нарисован маленький идущий человек. Это президент «Ноосферы» в образе «ходока», направляющегося за помощью к главе государства. Портрет полномочного представителя президента в СФО Анатолия Квашнина также украшает изображение одного из членов «Ноосферы» — вице-президента творческого объединения.

— А открытие такой нетрадиционной выставки, наверное, тоже было нетрадиционным?

— В этот раз у нас открытии была настоящая живая музыка с духовной ориентацией, многие высказали мнение, что она перекликалась с музыкой «Белого острога». Совершенно молодые ребята, никому не известный в Иркутске дуэт — «Седьмая линия». Играли они живую импровизацию — то, что они чувствовали, то, что видели. На открытии разгорелся спор, что очень интересно — ведь обычно выставки открываются банально — соберутся «тузы», подарят цветы, пропоют дифирамбы, о том, что, дескать, вот, впервые в Иркутске что-то сверхъестественное, а иркутские художники — лучшие художники в России… Но это какое-то провинциальное, глубоко ущербное восприятие искусства. Мы стараемся на такие выставки не ходить, ну не выносимо смотреть на всю эту лесть, цинизм, пустые слова. А у нас на открытии выставки был живой процесс, дискуссия, пришел один из иркутских художников, сказал, что все герои портретов, по его мнению, должны на нас обидеться, потому что мы извратили их сущность, окружили их дешевыми нарезками из дешевых журналов, а третий этаж это вообще кошмар, ну просто издевательство над портретом. Это было очень эпатажное выступление, я думаю, что этот человек очень хотел попасть в телевизор, чтобы на него обратили внимание.

— Но ведь были, наверное, и положительные отзывы?

— Лариса Забродская, как мне рассказали, тоже приходила смотреть на свой портрет, вроде бы ей понравилось и она хочет направить на выставку всех своих подруг и знакомых. Она очень активная, спортивная женщина и мы даже в знак того, что Лариса Забродская проводит спартакиаду, хотели ее нарисовать с лыжами.

— Я слышала, что депутаты Законодательного собрания очень волнуются за судьбу своих портретов.

— Мы знаем не только реакцию Баймышева, и были звонки от Круглова и Истомина, говорят, они очень заинтригованы. К нам поступили серьезные просьбы, чтобы до аукциона, который пройдет в Законодательном собрании, ни один портрет не был продан. Ведь у каждого политика есть могущественные враги, и они с удовольствием воспользуются этой возможностью, они могут купить портрет и потом либо вытирать ноги об небо, либо метать дротики, либо просто сжечь; а было замечено, что если портрет получается похож на своего героя, и если с портретом что-то происходит, то это обязательно сказывается на судьбе персонажа, можно привести пример гоголевского портрета.

— А что за история произошла с портретом действующего мэра Владимира Якубовского?

У нас у всех портретов цена основная 10 тысяч рублей, но самый дорогой портрет Путина — изначальная стоимость его 30 тысяч, правда сейчас мы его выставили на Интернет — аукцион и установили цену уже 100 тысяч рублей, и это не предел, потому что недавно портрет Путина в Москве был продан за 25 тысяч долларов. Я считаю, это нормальная цена, за такие же деньги Никас Сафронов пишет портреты знаменитостей. Так вот, в момент открытия выставки поступил звонок из администрации города и цена портрета возросла с 10 до 25 тысяч рублей.

Впрочем, это неудивительно, ведь Владимир Якубовский не только грандперсона в сфере политики, с недавнего времени действующий мэр приобщен к развитию современного искусства в Иркутске, так как стал членом академии имени Вернадского «Ноосфера», в которую его включили «ноохудожники» во время открытия выставки. Правда сам мэр пока не осведомлен об этом, но Андрей Жилин заверил меня, что в скором времени Якубовскому будет торжественно вручен сертификат, говорящий о его членстве в данной организации.

— По поводу Баймышева у нас на открытии разгорелся спор, — рассказывает Андрей Жилин. — Говорили, что он должен обидеться за этот портрет, хотя на нем один из лучших пиджаков из всей коллекции, пиджак, привезенный из Нью-Йорка, сшитый в Англии, и колосится на этом портрете японский рис, привезенный из Японии, как символ того, что аграрной продовольственной секцией заведует наш герой. Сам Дмитрий Баймышев был на выставке и достаточно сдержанно воспринял свой порет, сказав, что он очень критично относиться ко всем своим изображениям.

Символично или случайно, но депутат Государственной Думы Сергей Дубровин на портрете ноохудожников похож на молодого Сталина, а депутат ЗС Людмила Берлина на Раису Горбачеву. Те, кто видел портрет полпреда СФО Квашнина, говорят, что он похож одновременно на актера и на гангстера. Путин, как и следовало, ожидать, у ноосферщиков одет в кимоно.

— Над портретом президента Владимира Путина мы работали с особой любовью — говорит Андрей Жилин. Нам он как политик человек, очень нравится своей искренностью, честностью, решительностью. Люди говорят, что он смотрит, как будто сквозь тебя и волосы дыбом встают при виде этого портрета. На самом деле сейчас идет борьба за Россию, и мы его изобразили в образе борца — в кимоно. Сейчас как никогда очень остро стоит вопрос о сохранении России — многим в мире не нравится, что Россия такая мощная, стараются ее раздробить, развалить. Рядом с президентом — портрет действующего губернатора Александра Тишанина. На заднем плане железная дорога, в кармане пиджака — паровозик. На наш взгляд, губернатор, как локомотив, — на нем держится весь регион, и мы надеемся, что тот регресс, который мы наблюдали в последние годы, наконец, остановится. Символично, что портрет губернатора у нас в окружении портретов бурят, все это как бы говорит, что мы стоим на пути объединения с Усть-Ордой.

Как оказалось, телекомпания «АИСТ» на выставке представлена двумя грандперсонами — Юлией Капраловой и Яной Павлидис. Работа над звездой телевизионной передачи «Бомонд» вызвала нешуточные споры.

— Яна Павлидис является олицетворением иркутского бомонда, потому портрет получился очень красивый, у Яны приклеены настоящие ресницы, она чем-то похожа на куклу Барби, вокруг нее вьются мужчины в масках, привезенных из Японии. Портрет сразу стал причиной многочисленных споров между нами, мы буквально разделились на два враждебных лагеря, одни говорили, что она совершенно не похожа, ее надо переделать, другие говорили: не вздумайте ничего делать — она получилась, как живая. Каждый из лагерей боялся, что оппоненты захватят портрет и перекрасят его. Мы решили в «Ноосфере» дело до раскола не доводить и выставить портрет таким, какой он есть, на суд зрителей.

— Я слышала, что проблемы возникли и с портретом олигарха Виктора Вексельберга.

— Вокруг этого портрета разгорелись нешуточные страсти, уже сразу нашлось несколько претендентов купить картину, которые пытались всеми правдами и неправдами заполучить этот портрет, хотели даже нас подкупить, сказав, что этот портрет будет висеть в каком-то огромной особняке на самом лучшем месте.

Интрига сегодняшней выставки еще в том, что если представители власти купят свои портреты, то они станут участниками этой акции, а если не купят, значит, они не внесут свою лепту в восстановление Харлампиевской церкви. Мы с 2003 года занимаемся благотворительностью и социальными проектами. 2003 год был объявлен годом инвалидов, и мы работали с художниками-инвалидами, кроме этого мы совершенно бесплатно расписали две иркутские школы, одна в Первомайском, другая в центре. Также мы еще хотим совместно с американскими художниками в Иркутске провести акцию — «Улыбка», которая станет своеобразной помощью детям-инвалидам с заячьей губой.

Выставка «Грандперсоны» пока еще работает, так что у вас есть время внести свою лепту в благое дело по восстановлению Харлампиевской церкви и просто оценить уникальную галерею иркутского бомонда, созданного в столь же уникальной для нашей сибирской глубинки стиле — поп-арт.

 

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ПРОЕКТ «ГРАНДПЕРСОНЫ» — ГРАЖДАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ ХУДОЖНИКОВ ТВОРЧЕСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ «НООСФЕРА»
Наталья Чупрова, журналист, Иркутск

Основатели «Ноосферы» провозгласили себя ноохудожниками — художниками нового времени. Согласно манифесту «Ноосферы» ноохудожники должны нести ответственность перед обществом — своим творческом приносить благо людям. «Грандперсоны» — сложный и противоречивый проект, изначально имевший единственную цель — собрать деньги на восстановление Харлампиевского храма. В процессе подготовки он вышел за рамки благотворительного.

Как все начиналось? Считается, что деньги заработанные трудом художника — священны. Организаторы благотворительного проекта «Кто спасет Харлампиевскую церковь?» предложили художникам «Ноосферы» помочь собрать средства на восстановление храма. В августе ноосферовцы вышли на улицу Урицкого и рисовали портреты иркутян. Заработанные деньги были переданы отцу Василию на церковные нужды. Естественно собрать значительных средств не удалось. Тогда художники галереи всерьез задумались о возможности «пойти во власть». Так родилась идея организовать арт-проект «Грандперсоны».

В чем соль? Художники создали более 15 портретов VIP-персон современной России. Среди них: Владимир Путин, Владимир Якубовский, Борис Говорин, Виктор Вексельберг, Валентин Распутин. Кульминация проекта — продажа портретов с аукциона, который состоится в конце декабря. Как и принято на мировых аукционах, работы предварительно были выставлены в галерее (доме-музее им. В.С. Рогаля). Все желающие могли ознакомиться с портретами, сделать заявку и предложить свою цену, превышающую стартовую. Уже ясно, что самым дорогим лотом на аукционе станет портрет В.В.Путина. Покупатели будут известны на последней сессии Законодательного собрания, где пройдут торги.

«История показывает, что художник всегда находится рядом с властью, — комментирует организатор проекта, вице-президент творческого объединения «Ноосфера» Владислав Несынов, — «Грандперсона» напоминает такого шута, арлекина, который должен войти в дом власти. Во все времена умные короли прислушивались к шуту, ведь от него они получали больше знаний, чем от своего окружения. Благодаря арт-проекту мы вместе с властью и заявляем, что у нас есть гражданская позиция: мы собираем деньги на восстановление храма. Мы занимаемся благотворительностью и видим, как благотворительность меняет людей».

Персона нон грата А если какой-либо портрет не найдет своего владельца? Его судьба уже решена! Он станет героем следующего проекта «Персона нон грата».

Портреты на грани Концепцию выставки ее организаторы — Андрей Жилин и Владислав Несынов — характеризуют, как «реактулизация портрета», то есть возрождение этого жанра «с новым смысловым значением».

В традиционном портрете, который является неизменно творением одного художника, мастер возвышает свою модель, ставит ее на пьедестал. Над каждой грандперсоной работали пять мастеров, они изображали героев проекта в повседневном образе, обостряя и даже утрируя личные качества. Организаторы уверены, шутовские, вызывающие портреты должны повлиять на умного человека. Он должен задуматься, допустим, почему Юрий Ножиков и Валентин Распутин выставлены в раме, а другие без? Рама для художников символична — это принципы и правила, о которых громко говорят и которые решительно отстаивают. По мнению Владислава Несынова: В. Распутин заслужил раму, так как имеет твердые убеждения и следует им. Имеет свою раму и Юрий Ножиков, ибо «он смог выстоять благодаря своей жизненной философии». Художники уверены, что современный период не предполагает цельной рамы у других героев.

«Если бы они имели ее, они бы в Грандперсоны не попали. Мы живем в эпоху перемен, здесь каждый, чтобы выжить отступает от принципов и правил. Но все участники имеют свою «подраму», благодаря тому, что все из них личности, ведь идя во власть, они берут на себя долю ответственности».

Вглядываясь в каждую из персон, появляется множество вопросов, например: почему у Александра Тишанина паровозик из кармана выезжает? Что означает водоросль на свитере Юрия Круглова или маска за спиной Владимира Якубовского?

«Мы сделали незлые портреты, которые заставляют думать, разгадывать ребусы и выдвигать свои версии».

 

ХУДОЖНИКИ НОВОГО ВРЕМЕНИ
Наталья Кузнецова, журналист, Иркутск

 

Ноохудожники — кто они?

Думала я, отправляясь на встречу с необычными, в моем представлении, людьми. Приехав по указанному адресу, я с удивлением обнаружила, мастерских не меньше шести и в каждой творит какой-нибудь мастер. Прожив всю жизнь в родном городе, я до сих пор не знала о таком любопытном доме. В его творческих подвалах, между прочим, уже много лет работают скульпторы, художники и прочая творческая братия Иркутска. Выручил автора местный дворник, «знающий всех в лицо». В одном из этих подвалов за чашкой зеленого чая и состоялся разговор с семьей Жилиных — одних из основателей галереи современного искусства «Ноосфера».

Как все начиналось. Современное искусство в России стало формироваться только в последние годы. Миграция же молодых талантов на запад прослеживается, к сожалению, и в нашем городе. Это лишь немногие нюансы, почему группа авангардно — ориентированных художников решила создать в нашем городе нечто новое. Так в 2001 году в Иркутске появилось творческое объединение «Ноосфера».

Первоначальная же причина появления объединения проста — возможность выставлять и продвигать свои работы. Со временем обычное желание переросло в целую философию и даже возник свой манифест.

Создатели объединения называют себя ноохудожниками — художниками нового времени и принципиально отличаются от своих собратьев. Прежде всего тем, что объединяют у себя не только себе подобных, но и всех кто использует новые технологии в творчестве, стремясь создать искусство будущего.

Только в «Ноосфере» можно увидеть сочетание казалось бы несовместимого. Фотографию, оказывается, может прекрасно дополнить живопись. Применяют они и компьютерные технологии. Выразить себя можно и неожиданно. Одно время художники хотели воплотить идею своих западных коллег. Американцы взяли высокий ящик и положили в него бутафорные фекалии. Чтобы заглянуть в него, нужно было заплатить определенную сумму денег. Тем, кто возмущался, их кровные не возвращались. В нашем городе затея провалилась. Слухи дошли до администрации и она, извините, наложила вето.

Их мечты.

Основная цель нашего объединения, — рассказывает президент творческого объединения молодых художников Андрей Жилин,— создание в Иркутске Центра Современного Искусства. В идеале, в этом доме будет собрана вся коллекция произведений. Именно в нем будет формироваться творчество нового поколения художников и современная культура города в целом.

За пять лет «Ноосфера» зарекомендовала себя как серьезная организация. Благодаря ей, было проведено множество проектов, фестивалей и акций. Среди них, ставшие ежегодными, фестивали современного актуального искусства «Арт-Иркутск». Это культурное событие из года в год повышает свою планку, становясь на более высокий культурный и творческий уровень. 2002 год стал для нас действительно стал значимым. Свои работы иркутяне представили на самой крупной выставке современного искусства международного уровня в Москве «Арт-Манеж». На сегодняшний день «Ноосфера»— единственная организация в Иркутске, включенная в справочник единого художественного Рейтинга и получившая высокие оценки московских экспертов (такой статус, кстати говоря, имеет и иркутский Художественный музей. А больше в нашем регионе никто — Автор.).

Основная мысль манифеста, созданного ноохудожниками — добровольное принятие на себя гражданских и моральных обязательств перед обществом. Следуя именно этой гражданской позиции, и появился на свет благотворительный арт-проект «Грандперсоны».

Кому это надо?

«Грандперсоны», по словам организаторов, самый удачный из последних проектов галереи. А началось все с того, что ноосферовцев попросили помочь собрать средства на восстановление Харлампиевской церкви в Иркутске. Так на свет появились портреты политиков, олигархов и известных людей России. Все выставленные на аукционе работы созданы в популярном стиле поп-арт. Причем выполнены не в классическом, а авангардном стиле. Концепцию выставки ее организаторы Андрей Жилин и Владислав Несынов охарактеризовали как «реактуализацию портрета, другими словами «возрождение этого жанра с новым смысловым значением». Над каждой картиной работало пять человек. Лица персонажей были нарисованы, все же остальные аксессуары и даже одежда из натуральных тканей и материалов.

Несмотря на некоторые недоброжелательные отклики, прошел аукцион удачно, и было продано большинство картин. Позже, художники подсчитали, в час он заработали по тысяче рублей.

— Люди сейчас не верят в бескорыстную помощь, благотворительность, — продолжает один из организаторов Андрей Жилин. — Многие утверждали, что мы хотели сами нажиться на выставке или же пропиарить себя. Хотя результат на лицо. Мы заработали более семидесяти тысяч, которые пошли на восстановление храма.

Ноохудожником может стать каждый. Одна из основных задач творческого объединения — развитие творческого потенциала молодежи. Стать участником становления современной культуры в Иркутске, может любой.

— Было бы желание, а остальному мы научим и где надо поможем, — утверждает Андрей Жилин.

На сегодняшний день «Ноосфера» сотрудничает с множеством молодых художников из разных уголков Иркутской области.

«В работах современных молодых художников, — делиться Андрей Жилин, — много спорного, многое вызывает критику. Тем самым они выражают протест против традиционной культуры. Их творчество вызывает дискомфорт у зрителей не столько за счет непривычного внешнего облика, а за счет иных правил их восприятия».

Именно неожиданный подход к некоторым сегодняшним проблемам и выражение их в творчестве удивляют и раскрывают что-то новое в современном искусстве даже для уже известных художников. Постоянно с ноосферовцами сотрудничают более 20 молодых художников.

Для того чтобы выявить новых одаренных молодых мастеров в рамках празднования 345-летия Иркутска творческое объединение проводит конкурс «Новые имена в палитре города».

В чем фишка?

В конкурсе может участвовать даже человек с улицы. По словам куратора выставки Татьяны Жилиной, иногда человек делает такое, что диву даешься, где он был до этого и почему мы до сих пор о нем не знали. Воплощать свои фантазии можно хоть на чем. Никаких ограничений нет. Все что угодно: от реализма до авангарда. Судить конкурсантов будет серьезное жюри: известные художники Иркутска, представители и общественности.

Авторы, в свою очередь, должны показать свой Иркутск. Уникальность города, в котором живут, и ту красоту, которую быть может, видят только они. Будет здорово, если это будет оригинально, необычно, а главное креативно.

В творческих работах могут быть отражены исторические события, сказки и легенды, труд человека, взаимодействие и дружба между людьми.

— В рамках подготовки к конкурсу, — продолжает говорить Татьяна Жилина. —»Ноосфера» проводит мастер-классы и тренинги. Предусмотрена и специальная программа поддержки для малообеспеченных молодых художников.

По итогам конкурса ноохудожники опубликуют специальный каталог. Его отправят в Москву для рассмотрения ведущих российских экспертов. Победителям будет присвоен Единый художественный Рейтинг России. Кульминацией действа станет выставка конкурсных работ в доме-музее им. В.С. Рогаля.

Призеров и лауреатов наградят денежными премиями и благодарственными письмами. Творения победителей найдут свой дом в Музее истории. Таким образом, ни много, ни мало, они попадут в летопись Иркутска. Остальные работы примут участие в пиар-акции. Мероприятие пройдет в новом выставочном зале. Покупателями станут элита Иркутска: бизнесмены, депутаты и т.д. Творческая молодежь в свою очередь сможет заработать неплохие деньги.

P.S.

Напоследок, я поинтересовалась у ноохудожников, тяжело ли им уживается работая в жилом доме? (на остальных этажах живут обычные иркутяне — Авт.).
— Художников почему-то во все времена недолюбливали, — ответил мне Андрей Жилин, — и мы не исключение. Из-за нашей «подвальной» работы, нас здесь и заливали, и ругались с нами, и подвал, как видите весь в плесени…
— Даже жаловались в прямой эфир В.В. Путину на нашего коллегу в соседнем подъезде,— добавляет Татьяна Жилина.— Проблем много, но мы не унываем.
Так кто же они эти ноохудожники? Оказалось обычные люди с такими же проблемами, как и у всех. Просто на мир они смотрят немного по-другому…

 

«НООСФЕРА» ВЫСТАВИЛА НОВИЧКОВ
Татьяна Костина, журналист, Иркутск

Выставка «Новые имена в палитре Иркутска» открылась 18 мая в Доме В. Рогаля и продлится две недели. Вот уже в седьмой раз она проводится объединением художников «НООСФЕРА». Отличие ее выставок фестиваля современного искусства «Арт-Иркутск» в том, что наряду с профессиональными в этот раз в ней приняли участие все желающие, впервые заявившие о себе художники.

«От реализма до модерна один шаг» — таков девиз выставки. По словам президента «НООСФЕРЫ» Андрея Жилина, цель выставки — объединить все творческие силы, показать полный спектр направлений современного искусства, которое призвано производить сильное впечатление, шокировать публику.

Выставка, посвященная трехсотсорокапятилетию Иркутска, во многом стала неожиданной. В авторских работах наш город предстал таким разным, каждый трактовал тему по-своему. Для одних — это яркая ночная жизнь, как в произведении «Гламур ночного города», которое привлекает своей сумбурностью и легкостью по отношению к жизни, насыщенностью красок и смешением различных материалов. Своеобразная картина выполнена с помощью привычных кистей и красок, и фотографий и вырезок из них, проволочек, изогнутых в форме пружинок, мостиков, детских качелей.

На холсте с изображением церкви, в правом верхнем углу прикреплен рыжеволосый ангел-кукла, слева — часть деревянной лестницы, ведущей в темное, густое небо. Организаторы, однако, уверяют, что это поначалу все выглядит так мрачно, а если приглядеться — картина предстанет совершенно в ином свете. Необычный взгляд на Иркутск выразили американские художники, прожившие в Иркутске полгода. Одна из работ: занавески — американские флаги на окне, за которым виднеется старый двухэтажный дом, каких у нас множество. На подоконнике — два старых грифа от гитар, между ними скомканная бумажка вместо цветка, растущая в стаканчике из-под йогурта.

На выставке много пейзажей, в которых легко, а порой не очень узнаваемые местные достопримечательности, фонтаны, любимые улочки. От привычных картин и фоторабот до совершенно, казалось бы, немыслимых, но ужасно интересных вещей. Остается только удивляться, есть ли границы у человеческой фантазии.

Всего около 100 работ, которые попали на выставку в результате очень жесткого отбора, а также благодаря Интернет-голосованиям. Все они — победители конкурса, объявленного «НООСФЕРОЙ» с начала января нынешнего года. На конкурс было прислано множество работ, которые заслуживали того, чтобы быть представленными на выставке, но все уместить было не возможно. Конкурс вышел за рамки Иркутской области, уже под конец его поступили заявки из Саяногорска и Красноярска с жалобами о том, что слишком поздно о нем узнали.

Несмотря на то, что был задан конкретный возраст участников — от 14 до 30 лет, среди молодых художников оказались дети в возрасте 11 лет.

— Их работы были настолько хороши, что мы просто не смогли обойти их стороной, — говорит Андрей Жилин.

Работы шли отовсюду, из Шелехова, Ангарска, Саянска, от учеников и их преподавателей. Это замечательная возможность обмена опытом, огромный толчок к возникновению новых идей.

 

 

 

 

СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЕЖЬ — НЕ СЕРЫЕ ВЯЛЫЕ МЫШИ!
Ирина Орлова, журналист, Иркутск

Вот уже вторую неделю в филиале Музея истории города Иркутска Городском выставочном центре им. В.С. Рогаля в рамках проекта Арт-Иркутск проходит выставка «Новые имена в палитре Иркутска». Эта выставка, организованная комитетом по социальной политике и культуре администрации г. Иркутска совместно с творческим объединением художников «НООСФЕРА» посвящена празднованию 345-летию нашего города.

«Новые имена» — несомненное свидетельство открытости, искренности отношений между молодыми художниками, которые в совместных поисках открывают новые формы творческого взаимодействия.

Конкурс затронул не только молодых художников. Здесь смогли заявить о себе актеры, сценаристы, фотографы, модельеры, философы и дизайнеры. Лейтмотивом организации этой выставки была подготовка символического подарка городу в день рождения. Калейдоскоп подарков был поистине феерическим — живопись, графика, фото, арт-объекты, инсталляции, современная мода. Все работы эмоциональные, динамичные, соответствующие духу современности.

Были поставлены и другие задачи — обратить внимание на еще никому не известных одаренных авторов, зачастую совсем юных, обучить молодых художников умению себя показать, дать импульс их будущей карьере и создать им условия, чтобы они смогли проявить себя.

-Эти задачи связаны друг с другом как пирамида, на вершине которой находится главная цель — заявить о себе и своей гражданской позиции, показать, что современная молодежь — не серые мышки, вялые и незаметные, а настоящие молодые таланты, уже сейчас достойные зрительского внимания, — считаетпрезидент ТОХ «Ноосфера» Андрей Жилин.

Организаторы выставки установили для участников возрастной ценз — от 14 до30 лет. Заданная тема — «Город» — практически не имела ограничений: в выставке принимают участие и пленэрные, натурные работы, и абстрактное композиции, так что Иркутск предстал во всем своем многообразии и многоликости. Художники использовали новые технологии, в том числе и компьютерные, которые расширяют возможность создания визуальных образов, продвигаясь вперед, создавая новую визуальную культуру.

Основной принцип работы «Ноосферы» с молодыми художниками — всегда должен присутствовать образовательный момент: молодежь перенимает опыт у старших товарищей по цеху. В связи с этим на выставке были представлены композиции всего актива «Ноосферы».

Мэрия поддерживает юные дарования

Готовиться к выставке «Ноосфера» начала с 1 января. С этого времени начал работу и оргкомитет. Опытные художники, члены творческого объединения «Ноосфера», его руководитель и куратор Татьяна Жилина нашли возможность провести для всех желающих серию мастер— классов. В мастер-классах участвовали и американские художники Джон Грин и Сара Джонс. Так что внутригородской конкурс перерос в международную выставку молодых художников. Для творческого объединения «Ноосфера» администрация города выделила помещение, расположенное по адресу: Академическая, 16.

Организаторы выставки в течении пяти месяцев отбирали лучшие работы. По признанию членов оргкомитета, было это непросто, так как желающих выставить свои работы оказалось огромное количество.

Первое место на выставке «Новые имена» в этом году заняли работы Максима Гололобова. Он и прежде не раз участвовал в художественных мероприятиях Иркутска. Например, в День молодежи, 26 июня 2005 года, проводилась акция «Мое акварельное авто», где Максим, очень эффектно разрисовав автомобиль, получил приз. Теперь он раскрылся как живописец и модельер и был принят в ряды союза молодых художников «Ноосферы». Несмотря на то что он глухонемой, Максим потрясающе быстро схватывал то, что от него ждали, и на глазах у всех за считанное время создавал практически шедевры. Его работы фонтанируют энергией и жаждой бесконечного творчества.

Необычно работал Юрий Орлов — он удивил организаторов конкурса своей работоспособностью. Помимо того, что он участвовал в мастер — классах, он буквально завалил комиссию своими работами, представив для конкурса около 40 достойных, сильных произведений.

Это не первый опыт проведения таких мероприятий. В предыдущие годы уже проводились мощные, сильные фестивали артистической молодежи, в которых участвовали и американцы, и немцы, и французы. Например, в прошлом году в фестивале принимали участие представители 8 стран мира. Однако общемировая практика требует, что все расходы должна брать на себя принимающая сторона. Сейчас Иркутск к этому не готов: финансирование таких мероприятий несколько лет стоит на одном и том же уровне, а инфляция и удорожание художественных материалов заявляют о себе постоянно.

-Помогает нам только городская администрация, — рассказывает Андрей Жилин. — Областная не участвует в таких мероприятиях принципиально — к сожалению, укоренились традиции прочного разделения сферы влияния.

Несмотря на низкое финансирование, «Ноосфере» удается держать уровень. Активно подаются заявки, пишутся гранты, но пока что преодолеть все хозяйственные и финансовые барьеры энтузиастам неформальной иркутской культуры не под силу.

Можно понять, что не всем доступно и приемлемо то творчество, которое группа авангардно- ориентированных художников несет людям. Да, произведения трудны для восприятия человека, воспитанного на классическом искусстве. Необходимо многоплановое сопоставление зрительного образа и его эмоционального содержания.

Однако сила России не в реализме или в авангарде, а в многоликости всех направлений искусства, которые составляют единое культурное пространство.

Находить, развивать, учить

Предназначение «НООСФЕРЫ» — находить новые таланты, развивать их, поддерживать — Год от года растет рейтинг проводимой в Иркутске выставки молодых художников, за счет студенчества постоянно растет количество ее участников.

Одновременно с нынешним конкурсом в Иркутске проводилось своеобразное маркетинговое исследование — попытка выявить уровень и состояние культуры в городе. На первом месте была и остается идея создать галерею молодых художников-экспериментаторов. Именно галерею, а не клуб или центр. Ля Иркутска как крупного культурного центра такая галерея была бы большой удачей.

Сейчас, увы, мало условий для творческого развития, но тем не менее выставка получилась сильной, уровень, достигнутый за прошлые годы, не потерян, а как минимум поддерживается всеми силами. Особенно важен процесс привлечения общественного внимания и актуализация проблем современных молодых иркутских художников.

Основная цель создания галереи молодых художников, к которой стремятся творчески настроенные иркутяне — формирование коллекции современного искусства, которая в дальнейшем должна быть безвозмездно передана городу.

«Ноосфера» — своеобразный трамвай: одни входят, другие выходят, но трамвай движется дальше, к своей мечте — к созданию галереи современного искусства. Эта галерея должна стать культурным лицом нашего города, чтобы молодые художники, столкнувшиеся с проблемой своей невостребованности, смогли почувствовать себя социально защищенными.

 

АРТ-ГАЛЕРЕЯ ОТКРЫЛАСЬ В ПОДЪЕЗДЕ
Виктория Ли, журналист, Иркутск

Своеобразная галерея современного искусства открылась в Иркутске — в подъезде дома во дворе за гостиницей «Ангара». Был запущенный бомжатник, а теперь туда можно водить туристов.

Многие знают двор за гостиницей «Ангара» — там постоянно собирается молодежь, летом — во дворике на лавочках, зимой — в подъездах. Подъезды в доме на Желябова, 3 необычные — просторные, с расходящимися как в старинном замке лестницами, с богатой акустикой и широкими подоконниками, но с одним существенным недостатком: они были очень запущенные. Любители мрачного индастриала не раз приходили пофотографировать живописные развалины. Теперь фотосессии там станут устраивать в десять раз чаще — в одном из таких подъездов открылась своеобразная галерея современного искусства.

О музее в естественной бытовой среде рассказывают его создатели — члены творческого объединения художников «Ноосфера» Андрей Жилин, Светлана Ковалюк и Ксения Вдовина.

— Как возникла такая идея — разрисовать подъезд и кто вам дал разрешение на такое творчество?

Андрей Жилин: Автором проекта является Бочарова Галина Ивановна. Мы с ней познакомились, когда нам вручали гранты в администрации Иркутска. Был конкурс общественно полезных проектов по местному самоуправлению, культурному благоустройству. Наш проект назывался «Бесплатная ИЗО-студия для творческой молодежи Свердловского округа». Галина Ивановна написала проект по оформлению подъезда своего дома и попросила нас помочь в его реализации.

— А как же ваш проект?

Андрей Жилин: Наши проекты пересеклись. Для наших студентов, молодых художников ИЗО-студии, этот подъезд как раз явился первой практикой и одновременно добрым делом для Иркутска. Они впервые, можно сказать, такую серьезную работу провели. Работали с огромным увлечением. Масштабно, с утра до вечера. Приходилось даже их выгонять — отбирать краски, кисточки, чтобы не задерживались допоздна.

— С чего вы начали работу?

Ксения: Я сначала думала, что предстоит работать в обычном маленьком подъезде. Зашла, а там как в старом замке… Мне понравилось. Место вообще красивое: и перила, и расхождение на две лестницы, и то, что пространство большое — есть, чем заняться.

Андрей Жилин: Мы пришли на место, посмотрели, ужаснулись и с каждым днем впадали во все больший страх: как мы будем здесь работать? Настолько подъезд был запущенный… Глаза боялись, а руки начали делать.

О такой площадке наверняка мечтают многие иркутяне

— Чьи именно руки? Кто они — посетители вашей ИЗО-студии?
Андрей Жилин: В основном студенты — молодые люди от 14 до 30 лет из Свердловского округа. На протяжении двух лет мы очень плотно работаем со студентами. Они весной участвовали в нашей программе «Новые имена».

— Как вы придумывали концепцию арт-подъезда?

Андрей Жилин: Нам предлагали здесь какую-то природу нарисовать, ромашки, лютики, пейзажи… Но мы уже знаем, что это — обыкновенная халтура, когда спившиеся художники берут несколько ведер краски, валики и за одну ночь малюют свои «шедевры». Есть подъезды, где жители цветочками свой этаж разрисовывают, но такой подъезд, выполненный в модернистском стиле — уникальное явление, потому что профессиональные художники за это, как правило, не берутся — эта работа достаточно дорогостоящая, а для нас она явилась экспериментом и примером, как творческое объединение может работать на благо города.

И мы собрались. Работа очень трудно шла. Вдруг оказалось, что в Иркутске по безналичному расчету очень сложно купить стройматериалы: краску, замазку. Одна фирма приняла заказ, а с его выполнением затянула — время шло, хорошие дни уходили, в итоге работать нам пришлось в холод, как раз когда снег шел, вот недавно. Специальных эскизов не было: у нас вся работа строится на экспромте, уже в процессе выявляются какие-то образы. Это эклектика, смесь стилей. Задача была именно в том, чтобы не просто полоски нарисовать или квадратики, а чтобы зацепить человека, чтобы он посмотрел и, может, у него мир внутри перевернулся бы. Мы использовали различные символы и знаки: равноденствие, египетский глаз, восточный ин-янь.

Ксения: В общем, стиль получился восточный, потому что каждый фрагмент — очень насыщенный, но само насыщение не восточное, а русское.

Жилин: Там даже кусочек сибирской тайги в подоконнике присутствует, и когда на этот фрагмент падает солнечный луч, все начинает гореть, светиться. Нотки на откосах окон — это лирическая тема, осенний вальс. Осенью же работать пришлось. Получился вариант галереи современного искусства. Вообще, чем интересно современное искусство — современные художники делают выставки в самых неожиданных местах: в булочной, в кондитерской, в аэропорту, могут преобразовать пространство до неузнаваемости. И вот у нас такой арт-подъезд получился в Иркутске в стиле галереи современного искусства. То есть сейчас уже можно принимать экскурсии, туристов и одновременно пожертвования собирать на дальнейшую деятельность.

— Какой была реакция жителей подъезда на такое преображение?
Ксения: Мне очень приятно, что мы внесли краски в повседневную жизнь людей, живущих в этом подъезде. И хочется, чтобы это место придавало настроение и вдохновляло людей.

Андрей Жилин: И оно уже начало вдохновлять, потому что жители — достаточно специфический контингент, они живут в ужасающих условиях. И когда они вот эту всю красоту увидели, они забеспокоились, у них начался какой-то ремонт, они стали собирать деньги, менять двери, бегать к нам с баночками, просить краску. А у нас краска дефицит — каждая капля на счету!

Ксения: Так приятно, когда они уже суетятся, бегают, чувствуешь, что все загорелись!

Светлана: Когда мы работали, мамы с детишками проходили мимо, у детей загорались глаза, и они говорили: «Ой, как красиво!» Дети первыми ярко среагировали на этот свет, у них восприятие более тонкое. А потом уже и взрослые стали говорить: «Красота!».

Это место придает настроение
— То есть никто по-консерваторски плохо к вашему творчеству не отнесся?

Светлана: Красота в итоге перевесила консерватизм!

Андрей Жилин: Современное искусство вызывает совершенно противоречивые мнения. Одним это безумно нравится, у других вызывает отторжение, потому что когда всю жизнь живешь в сарае или в конюшне, а потом к тебе приходит художник и делает из этого нечто, то первая реакция, конечно, шок. И вначале были возмущения у некоторых: «Вы что! Изуродовали нам подъезд!» Большое влияние оказал проект на Галину Иванову Бочарову. Она думала, что мы такие художники, которым скажешь лес нарисовать — они лес нарисуют в стиле Шишкина, море в стиле Айвазовского. А мы сказали, что мы принципиально никакие заказы не выполняем, у нас на первом месте стоит творческая задача. Они просила: ну хоть эскизы покажите, какая гамма будет, только красного цвета не должно быть. Когда начали работать, она потеряла покой, перестала спать, есть, пыталась неотступно за нами следить, задавала сто вопросов буквально каждую минуту… Но самое главное, что она так прониклась идеями современного искусства, получила столько информации, что стала сторонницей, поклонницей его. Уже в последние дни она побежала на помойку, натаскала каких-то огромных тяжелых предметов и пыталась нам их предложить, чтобы мы их инсталлировали уже в подъезде. Кое-что мы использовали.

— А что она принесла?

Андрей Жилин: Что-то деревянное, ей только известно, что это такое. Получился некий загадочный объект.

— Я видела еще одну инсталляцию: «Не входить без милиции. Опечатано» — так реалистично смотрится!

Андрей Жилин (смеется): Это не инсталляция! Во всей этой суете с ремонтом кто-то умудрился ограбить офис на первом этаже. А бизнесмен, между прочим, тоже сделал небольшой спонсорский вклад в это дело. Тут стало много людей приходить — посмотреть на картины. Раньше заходит местный житель сюда, он после тяжелого трудового дня весь в шоке, в стрессе, быстренько — лишь бы домой добраться. А сейчас заходят и начинают рассматривать, как в музей пришли. С соседних подъездов, с соседних домов отовсюду люди стали ходить.

— Над какими проектами вы еще сейчас работаете?

Светлана: У нас такая суетная жизнь! Мы знаем, что очень востребованы, и творчества всегда хватает. Ведь мы учимся в политехе, на четвертом курсе факультета изобразительного искусства, кафедра дизайна. Наша специальность — дизайн среды.

Андрей Жилин: Их работа получилась как раз по профилю. Они совершенно преобразили среду, которая была такая ужасающая, в нечто высокохудожественное, культурное.

Ксения: В данное время мы еще работаем со Светой над оформлением боулинга в «Стратосфере». Опыт работы по оформлению подъезда был очень полезен для нас, как для профессионалов.

— А какой следующий проект ИЗО-студии?

Андрей Жилин: Мы запланировали создание бесплатной цифровой школы для молодых дизайнеров, но никак не можем найти спонсора, который бы предоставил нам хотя бы один компьютер! Для творческой молодежи ничего не могут найти. Мне говорят, вот если бы я работал с олигофренами, то проблем бы не было — любые деньги! А будущая культурная элита Иркутска вроде никому не нужна, так получается. Везде говорят, куда бы я ни обращался: надо с наркоманами работать, с алкоголиками. Я понимаю, что это признаки ущербности нашей страны, потому что творческая молодежь — это тоже активная социальная группа, с которой обязательно нужно работать, чтобы она статус свой не теряла, чтобы она никуда не уезжала.

Светлана: Мы хотим, чтобы Иркутск процветал, и поэтому не едем в Москву или в Питер. Мы знаем, что нужны здесь, чтобы город развивался.

 

СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО В ПОДЪЕЗДЕ. МОЛОДЫЕ ХУДОЖНИКИ СОЗДАЛИ ТАМ АРТ-ГАЛЕРЕЮ, РАЗРИСОВАВ СТЕНЫ, ПОЛ И ДВЕРИ.
Евгения Толмачева, журналист, «ЭГ-Байкал», Иркутск, 25.09.2006

Полотна, нарисованные вовсе не на холсте или бумаге, а стенах, дверях и полу. Галерея современного искусства обосновались в одном из подъездов дома в центре Иркутска. Над проектом создания первой необычной «выставки» трудились 9 человек в возрасте от 17 да 25 лет из проекта под названием «Галерея молодых художников». О том, как возникла идея «основать» арт-галерею в таком месте, рассказал Андрей Жилин, один из ее создателей, президент творческого объединения «Ноосфера»:

— На самом деле, идею благоустройства подъезда нам подсказала его жительница Галина Бочарова, — говорит художник. — Мы познакомились с ней в этом году в администрации города. Там проходило вручение грантов за участие в конкурсе общественно полезных проектов по местному самоуправлению. Там-то Галина Ивановна обратилась к нам с просьбой о помощи. Естественно, идея понравилась, поэтому я решил привлечь молодых художников, занимающихся в нашей изостудии для творческой молодежи Свердловского округа. Ребятам это показалось интересным, так как они могли и городу помочь, а заодно и попрактиковаться.

Планировать, что работа над благоустройством начнется с середины августа. Однако художники сразу же столкнулись с трудностями. Оказалось, что по безналичному расчету было сложно купить краску, хотя деньги на художественные материалы сразу же выделила городская администрация в размере 49 тысяч рублей. Все проблемы утряслись только в начале сентября. На разработку эскизов ушло две недели, а не саму работу примерно 8 дней.

— Работали с утра и до вечера,— продолжает Андрей Жилин.

— Разруха в подъезде была полная. Мы просто ужаснулись, когда зашли. Прежде чем рисовать, пришлось штукатурить стены, а еще «побеждать» грибок. Жители подъезда, узнав, что мы собираемся благоустроить территорию, сначала делали заказы: мол, нарисуйте нам природу, Байкал, цветочки. Но мы же современные художники. Если бы такое сделали, получилась бы настоящая халтура. А для нас это эксперимент. В Иркутске подобного не было и, может быть, уже не будет. Хотя хочется сказать, что если люди обратятся, то мы готовы работать на благо города.

Соседи по подъезду отнеслись к современному искусству неоднозначно. Одним сразу нравилось то, что получается, а другие буквально выскакивали из квартир и злобно кричали творческой группе: «Что вы нам подъезд уродуете?» Однако потом люди засуетились. Глядя на происходящее, многие захотели срочно сделать ремонт. Кто-то менял двери, кто-то просил краску у художников, чтобы и дома подновить стены.

В конце концов, получилось смешение стилей, так сказать эклектика, -утверждает президент творческого объединения художников «Ноосфера», — Здесь присутствует и авангард, и цветочки, и камин. Все фрагменты дополняют друг друга. Кстати, каждая картина имеет свое название: «Инь и Янь», «Всевидящее око», «Двое».

 

В ИРКУТСКЕ ПРОШЛА ТРЕТЬЯ ТАЧКА НА ПРОКАЧКУ
Алина Яковлева, журналист, Иркутск

Зачем Иркутяне разрисовывали гуашью свои автомобили?

По дорогам Иркутска ездят необычного вида машины. Если вы увидели на улице одну — две из них, не стоит ломать голову. Объяснение одно — хозяин автомобиля посетил праздник — День молодежи, а его транспорт оказался я участником акции молодых художников «Разрисуй мое авто». Там побывал и корреспондент «СМ Номер один».

10 авто изменили имидж

Аэрографией называется разрисовка автомобилей специальными красками. Держится она весьма долго и обходится автолюбителю в довольно крупную сумму. Нечто подобное, только гуашью и абсолютно бесплатно, продемонстрировали участники творческого объединения молодых художников «Ноосфера» на празднике Дня молодежи в рамках конкурса «Разрисуй мое авто». А само действо проходило не где-нибудь в закрытой мастерской, а около памятника Александру III, на глазах у сотен пришедших зрителей.

Как оказалось, акция раскраски автомобилей проходит в Иркутске уже не первый год. Притом, по словам Надежды Логвиненко, главного специалиста отдела по делам молодежи администрации города Иркутска, наш город можно назвать родоначальником чемпионата раскраски машин. Три года назад состоялось подобное шоу, и, судя по всему, аналогов ему на тот момент еще не было.

В первом конкурсе участвовало всего 6 машин, на следующий год уже 12. В этот раз по решению организаторов прилюдно меняли имидж только 10 авто. Такое сокращение было сделано в целях экономии времени и сил и молодых талантов.

— Все участники — люди творческие и очень занятые, — отметила Надежда Логвиненко. — Каждый час на счету.

И действительно, конкурс оказался весьма продолжительным, а работа кропотливой. Два часа на разрисовку одной машины. При том, что над каждым средством передвижения трудилось по 2 — 3 человека.

До первого дождя

Конкурсом назвать это сложно — здесь нет ни победителей, ни побежденных. Как заметил председатель творческого объединения молодых художников «Ноосфера» Андрей Жилин, основная цель акции — самовыражение.

Для конкурса коробками везли гуашь и пачками кисти — вот основные инструменты художников. Машины-модели предоставили иркутяне. То, что будет нарисовано на авто, многие художники согласовывали с их владельцами заранее. Однако были и такие храбрецы, которые отважились доверить свой транспорт в руки мастеров без каких-либо оговорок.

— Гуашь не смывается, она будет отходить слоями, — поведал Андрей Жилин. — Но все равно такая раскраска продержится только до первого дождя, а потом, конечно, смоется.

Порадовало разнообразие подопытных машин. Даже отечественная «девятка» была. Многие художники участвуют уже не первый год в конкурсе, поэтому, несмотря на молодость, опыт у них достаточно богатый. Что и было продемонстрировано. Автомобили действительно разрисовывали с фантазией, как произведения искусства, а не стилизовали под навороченных монстров из легендарной игры Need for speed.

Как признались сами молодые художники, у многих команд идея родилась только при встрече с машиной, непосредственно на месте. По словам Юрия, одного из самых опытных участников, профессионально занимающегося разрисовкой машин, мебели и прочего, главное в такой работе — желание, профессиональные навыки и, конечно, особое видение. Художник должен представлять, как будет выглядеть модель после его работы.

Но самое интересное, как же автолюбители восприняли эдакое оригинальное преображение своего четырехколесного коня. По словам Никиты Шеломидо, хозяина автомобиля «Мицубиси-Мираж», которым, кстати, занимались дебютанты конкурса, команда «Пума», ему совсем не страшно за свое авто. Главное, чтобы машина стала яркой, о чем он и сообщил художникам заблаговременно.

После окончания конкурса машины от художников перешли в руки законных владельцев, которые отправились демонстрировать Иркутску новый облик своих четырехколесных коней. Кроме того, организаторами конкурса было получено специальное разрешение у ДПС, и владельцы украшенных машин с позволения блюстителей дорог смогут кататься в таком виде до первого дождя. Отрадно, что на несколько дней веселенькие автомобили разнообразят летние будни столицы Восточной Сибири.

 

Мастерская на двоих

Александр Кошелев, журналист, Иркутск
Дружбе иркутских ученых с художниками столько же лет, сколько и Академгородку – за тридцать. Выставки живописи и графики, персональные и коллективные, украшали коридоры, холлы, конференц – залы академических институтов, десятки работ там «прописались» постоянно. Вернисажи обычно завершаются коллективными обсуждениями, где присутствуют художники и искусствоведы, собирается разнообразная публика. Дискуссии всегда выходят за рамки изобразительного искусства – там обязательно идет сопоставление проблем искусства и науки, стимулов и методов творческого, поискового труда вообще.

В Сибирском энергетическом институте только что закрылся вернисаж художников Татьяны и Андрея Жилиных. Первая встреча с произведениями этих авторов была чуть больше полгода назад, и вот теперь они представляют около семидесяти новых работ. Плохо это или хорошо, сказать не просто. У живописцев идет интенсивный творческий поиск, идет становление. Палитра жанров и тем, представленных каждым художником, почти всеобъемлюща – это чисто «природные» и «очеловеченные» пейзажи, натюрморты (преобладают и задерживают глаз букеты цветов), предметные композиции, Татьяна, похоже, сосредоточилась на композиционных изображениях женской натуры – на выставке была целая стенка таких работ. Художница, как она сказала, заинтересовалась гармонией женского тела, она рисует его и так, и сяк – «женщина открывает женщину». Не случайной поэтому оказалась и тема на обсуждении: проявление особенностей женской натуры в науке и искусстве.

Андрей Жилин, в свою очередь «завелся», отвечая на вопрос, почему он не рисует лес, предпочитая открытые пространства, горы. Естественно, вспомнил И. Шишкина – по словам Андрея, знаменитый «передвижник» был настолько велик, что мог позволить себе срубить дуб, если тот, по мнению художника, вносил диссонанс, не вписывался в пейзаж («А ты, Андрей, горы не передвигаешь?» - «Пока нет»)…

Таня и Андрей – супруги (такое у художников встречается не часто), работают в одной тесной мастерской – буквально спина к спине, брызги краски с картины одного попадают на полотно другого. И общее у них не только живопись, у них еще и двое детей, которые, естественно, тоже художничают – это любят, сквозь это проходят практически все дети, а тут такие условия!

Обсуждение работ и разговоры об искусстве и творчестве, за «жизнь», за поиск в разных его проявлениях продолжались долго. Ученые и художники – люди, близкие по духу. И как хорошо, что и эта встреча была явно не последней!

WeChat для связиWeChat для связи 

Мои картины можно купить здесь:

 
Подписывайтесь на наш аккаунт в Instagram и вы станете первыми зрителями наших картин!
 
Уважаемые посетители сайта!

Выставки компании «НООСФЕРА» осуществляются на средства художников, иногда при поддержке ряда организаций и частных лиц. Особенно сложно теперь стало выставляться за границей (дорогие билеты, проживание, питание, аренда зала). Если Вы добились успеха в жизни и не забыли тех, кто Вам помог, и имеете возможность сейчас помочь художникам Иркутска, поддержать наши выставочные программы, нашу международную культурную деятельность, напишите нам на noosphera@bk.ru или позвоните по телефону+79025151493

Также Вы можете оказать необходимое финансовое содействие, купив произведения искусства известных художников из нашей коллекции. 

Будем признательны за любую помощь!

Через эту надежную форму от Яндекс-денег мы принимаем пожертвования для работы сайта и организации выставок художников, которые можно сделать легко и удобно при помощи банковской карты или со своего телефона. Любую сумму, сколько не жалко!

 

Яндекс.Метрика