Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

арт-проект 2004-2005 годов

"Холсты на снегу"

Начался он после того, как у нас, активно и много работающих художников попытались отобрать единственную небольшую творческую мастерскую. События, произошедшие после этого показали, что из себя представляет иркутский союз художников, руководство которого не придумало ничего лучше, как попытаться отобрать художественную мастерскую у ведущих художников Иркутска, имеющих международное признание и известность. И это при том, что данная мастерская является муниципальной собственностью! Внимательно посмотрите на пустые и фальшивые выражения лиц этих людей, а ведь они считаются элитой нашего города и этой страны! Послушайте, какой бред они несут, какой позор!!!

Это истории о том, как группа художников, которых почему-то считают творческой «элитой» Иркутска из-за своей обычной зависти и злобы решила свести счеты с неугодными им коллегами по цеху – художниками Татьяной Жилиной и Владом Несыновым путём рейдерского захвата их творческих мастерских. Всё это показало их  истинное лицо, а также место художника в современном обществе, ну и конечно – что из себя представляет эта, так называемая «художественная элита».

Наш ответ тому, кто всё это официально начал: тов. Муравьёв! Тебе нужны мастерские? Так разберись с теми, кто занимает те пять киллометров муниципальной собственности, которыми управляет твой союз художников. Выгони всех алкоголиков, бомжей, зеков, чемпионов иркутской области по покеру и прочих проходимцев. Оставь только художников, участвующих на выставках и приносящих реальную пользу городу и обществу. И тогда 4/5 всех мастерских, а может ибольше станут свободными. Или тебя греет репутация «Палача» художников? Пора уже определиться, с кем ты, на чьей стороне?

По сути, история повторяется - когда-то в 30-х годах 20-го века известный на всю Сибирь и даже Монголию художник-просветитель Александр Вологдин создал в Иркутске союз художников. После этого, видимо в благодарность, а скорей всего из-за зависти к его славе, известности и успехам, иркутские художники написали на него коллективный донос в НКВД как на врага народа, где он и сгинул в подвалах вместе со своими картинами. Осталось только маленькая картинка, которая сейчас хранится в иркутском художественном музее. Эта традиция оказалась очень устойчивой - ярких, талантливых художников травили, доводили до самойбийства от безысходности, лишали возможности творить, выставляться, зарабатывать на кусок хлеба... Многоие спивались, многие были вынуждены уехать отсюда. В мастерские художников вламывались, проводя незаконные обыски, чтобы обвинить их, например в изготовлении порнографии, а потом присвоить себе их мастерские.... Судьба выдающегося иркутского художника Петра Турчинова, картины которого после его смерти нашёл на помойке антиквар, ещё один такой трагичный пример... О судьбах многих других мы уже наверное никогда не узнаем, ведь в те времена легко можно было изолировать, "замолчать" художника.

Иркутский союз художников так и не смог избавится от тяжкого гнилого наследия прошлого....

И так, первая выставка проекта:

"Отверженные"

Наталья Кондрашова, телекомпания «АИСТ»

Скандал в кругу художников

Комнатная выставка отверженных работ и сожжение картин перед Серым домом — такие акции намерено провести творческое объединение «Ноосфера» в случае, если его руководитель Татьяна Жилина лишится своей мастерской. Помещение принадлежит Союзу художников. С первого января правление намерено передать его одному из иркутских живописцев. В мастерской Союза художников Татьяна Жилина работает уже шесть лет. Здесь же собираются и ребята творческого объединения «Ноосфера», которое она курирует. Сейчас же правление союза художников предлагает Татьяне освободить помещение. По ее словам, единственная причина таких действий со стороны маститых живописцев — попытка уничтожить молодежную организацию: «Я работаю не как Таня Жилина, а как человек, который работает с молодыми художниками, которых никогда не признает Союз художников. И если меня лишат мастерской, эти люди исчезнут из жизни». У иркутского союза художников на эту проблему совсем иное мнение. Говорят, никаких репрессивных мер с их стороны нет. Просто по уставу они обязаны предоставлять мастерские в первую очередь членам союза художников. Многие живописцы со стажем — около десяти человек — до сих пор таковых не имеют. А Татьяна Жилина членом союза художников не является, а потому по закону на творческое помещение никаких прав у нее нет.

Александр МУРАВЬЕВ, председатель иркутского Союза художников: «Нет скандала — есть исполнение устава. Нет гонимых — просто есть люди, уровень профессиональный которых не соответствует региональным выставкам». Тем не менее, добровольно освобождать мастерскую Татьяна Жилина не собирается. К тому же «Ноосфера» планирует провести ряд творческих акций протеста, чтобы, по их словам, привлечь внимание общественности. Сегодня в мастерской одного из сторонников молодежного течения художника Владислава Несынова прошла первая такая выставка под названием «Отверженные». Живописец в знак поддержки представил на ней свои последние работы.

Владислав НЕСЫНОВ, художник: «Когда ставят на колени — это плохо для тех, кто ставит. Сейчас и ребят молодых унижают. Когда хотят что-то отобрать — это всегда через унижения». Отстаивать свою правоту в суде готовы обе стороны. А «Ноосфера» планирует и более радикальные акции. Например, публичное сожжение картин в центре города.

 


 

 

 

Репрессии в иркутском союзе художников

Мастерам не дают работать, сжигая картины и выгоняя из мастерских

В декабре в мастерской известного иркутского художника Владислава Несынова открылась выставка «Отверженные». Скорее, это даже не выставка, а акция протеста, название и тема которой выбраны не случайно. Отверженные — это и сами мастера, и их картины. Художники в отчаянии: у них отбирают мастерские, запугивают, сжигают, крадут и выбрасывают на улицу работы. Парадокс в том, что все это — дело рук Иркутской организации Союза художников.

— Это каша заварилась в начале 2002 года, — говорит Андрей Жилин, президент творческого объединения художников «Ноосфера». — Начались репрессии в полном смысле этого слова, сместили с поста председателя Союза художников Владислава Несынова, а его место занял Александр Муравьев. Хотя именно Владислав Иванович за два года наладил работу Союза, нашел спонсоров, которые погасили огромный долг, помогал старикам, выпустил каталог «Иркутские художники и коллекционеры», который до сих пор считается одним из лучших. А то, что творится сейчас, я бы назвал «неокоммунизмом». Владислав Иванович почти два года судится с Иркутской организацией Союза художников, которая пытается отобрать у него мастерскую только потому, что он уже не состоит в Союзе. Господин Муравьев захватил власть в свои руки и дает спокойно работать только своим сторонникам. Именно он решает, кто достоин быть членом Союза, а кто нет. На неугодных устраивают гонения: молодежь не имеет никаких прав, так как Муравьев со своими сподвижниками отбирает все мастерские и отдает их «элите». Ну, вот скажите, пожалуйста, зачем художникам по пять мастерских? А, между тем, некоторым и этого мало.

Обстановка действительно накалена до предела. По словам Андрея Жилина, многих талантливых людей просто вынуждают уехать из Иркутска: им негде работать. Другие устают бороться и либо спиваются, либо кончают жизнь самоубийством. Некоммерческая общественная организация молодых художников «Ноосфера» также находится на грани разгрома. Как рассказывает ее организатор, шесть лет в творческой мастерской Татьяны Жилиной работали талантливые молодые художники, проходили мастер-классы для всех желающих, там же родилась идея проведения международного фестиваля «Арт-Иркутск». Такая бурная деятельность, конечно, нашла отклик в Союзе художников: на заседании правления было принято решение отобрать мастерскую у Татьяны Жилиной, чтобы прекратить деятельность «Ноосферы». Причина выселения проста — Татьяна и Андрей Жилины не являются членами Союза художников, а значит, мастерские им не положены. Вступить в Союз они не могут, так как работы художников, якобы, за искусство не считаются. Поэтому в скором времени на улицу будет выброшена ценная коллекция произведений «Ноосферы».

— На самом деле, сейчас повторяется то, что было в 33-м году, — продолжает Владислав Несынов. — именно тогда возник Союз художников, так как Сталину хотелось контролировать всю творческую интеллигенцию. Первым председателем Иркутского Союза стал Вологдин, у которого в 37-м сожгли все картины. А его самого художники сдали в НКВД, где мастера убили. Заместителя Вологдина Андреева почти в то же время запинали в подвале. Вот таким было начало. А сейчас получается, что потомки тех сталинских прихвостней рулят изобразительным искусством. Это же с ума можно сойти! На самом деле, то, что происходит сейчас, — это парадокс, убивающий взаимоотношения в культурной среде.

«Отверженные» готовы бороться: в ближайшее время они собираются устроить акцию протеста и прямо перед зданием областной администрации сжечь свои полотна.

-Может, это еще больше привлечет общественность к нашей проблеме, — надеется Андрей Жилин. — Сил терпеть этих «сталинских активистов фашисткой ориентации» не осталось.

Нынешний председатель Иркутского отделения Союза художников Александр Муравьев ситуацию комментировать не собирается. Он не считает нужным отвечать на телефонные звонки и уж тем более общаться с журналистами. Мы не раз пытались дозвониться до Александра Михайловича и узнать его мнение о сложившейся ситуации. Однако в Союзе говорят, что его нет на месте, и когда появится, неизвестно.

Евгения Толмачева, спецкор «ЭГ Байкал»

Фотографии в альбоме «выставка "Отверженные"» Андрея Жилина на Яндекс.Фотках

 

 

Отобрать и поделить. Как иркутских художников лишают мастерских:

Картины, как и рукописи, не горят

Марина Константинова, Телекомпания «АИСТ»:

Таким стал девиз акции художников творческого объединения «Ноосфера». Выступая против репрессий в искусстве, они сожгли несколько своих полотен. Параллельно с этой акцией состоялась выставка под названием «Холсты на снегу», местом ее проведения стал огород.
Собрать картины бы да сжечь. В знак протеста. Художники творческого объединения «Ноосфера» говорят, что пойти на столь крайние меры их вынуждают репрессии со стороны представителей Иркутского Союза художников. Лишение Татьяны Жилиной — представительницы «Ноосферы», мастерской, по мнению протестующих живописцев, — очередная попытка уничтожить современное искусство в Иркутске.

Юрий Марков скрупулезно выбирает картины, для будущего

 

костра. Выбор пал на несколько байкальских этюдов. Жечь, безусловно, жалко, но что делать — по-другому привлечь внимание общественности не получается. Союз художников до сих проигнорировал протесты членов творческого объединения "Ноосфера".

Татьяна Жилина, куратор творческого объединения «Ноосфера»: «Обратить на себя внимание, прежде всего, потому что другими мерами, более доброжелательными до людей не достучаться, до их сердец, такие вот крайние меры приходится принимать».

Сразу костер протеста не загорелся — пришлось керосином полить. Пара минут, и сельские пейзажи превратились в пепел. Однако останкам сгоревших полотен предстоит еще сослужить художникам службу — собранный пепел станет одним из главных экспонатов будущей выставки «Арт-Иркутск 2005».

Андрей Жилин, президент творческого объединения художников «Ноосфера»: «К сожалению, на сегодняшний день в Иркутске это стало плохой и дурной традицией - ещё в 30-х годах, по доносу своих коллег-художников был арестован НКВД первый председатель и создатель иркутского союза художников Александр Вологдин. Лучший сибирский художник того времени был запытан до смерти в подвалах НКВД, а все его картины сожгли. И вот художники начала 21 века вынуждены сжигать свои картины от безысходности, от ощущения того, что они и их картины никому не нужны».

Еще одной творческой акцией протеста стала выставка «Холсты на снегу», состоявшаяся в огороде художника Юрия Маркова. Если нет возможности выставляться в залах и музеях, решили представители «Ноосферы», значит надо демонстрировать свое искусство в менее традиционной обстановке, хотя бы и на фоне дачного забора.

Юрий Марков, художник творческого объединения «Ноосфера»: «Я думаю, надеюсь, что художники все-таки соберутся и восстановят справедливость».

На этом акции протеста не закончатся, уверяют живописцы, Юрий Марков, к примеру, намерен сжигать по одной картине из своего фонда в день, до тех пор, пока репрессии со стороны представителей Союза художников не прекратятся. Согласно подсчетам художников, если благоприятный исход так и не наступит, полотен Маркова хватит на два года с небольшим.

 

 

Огненный перфоманс арт-протеста «Горящие холсты в сибирском лесу»

 Участники: Татьяна и Андрей Жилины, Владислав и Марина Несыновы, Юрий Марков

Перфоманс был отснят журналистом НТВ Антоном Артемьевым и показан в информационной программе «Сегодня», одного из Федеральных телеканалов

Цель: Привлечение внимания общественности к проблемам иркутских художников. Протест против отбирания творческих мастерских у художников.

 

Иркутские художники взывают к Путину.  У художников отбирают мастерские!Иркутские художники взывают к Путину. У художников отбирают мастерские!

 

 

 

 

 

Пикет художников художников, протестующих против выселения художников из мастерских

Пресс-релиз пикета памяти репрессированных художниках г. Иркутска в разные годы в рамках акции «Холсты на снегу»

Цель акции:

Вспомнить тех, кто незаконно был репрессирован; вспомнить тех, кто ушел из жизни из-за клеветы и доносов; вспомнить тех, кто уехал из Иркутска и умер на чужбине в бесславии и нищете. 

Место проведения: сквер на пересечении ул. Декабрьских Событий — ул. Карла Маркса — ул. Ф. Каменецкого (у Дома Художника).

Число и время проведения: 20 января, с 13 ч. до 13.20 ч.

Список репрессированных и ушедших из жизни из-за невозможности терпеть несправедливость:

Андреев Николай Андреевич (1889-1939) 29 апреля 1937 — незаконно репрессирован, в марте 1957 — реабилитирован посмертно.

Вологдин Александр Иванович (ЭХНА) (1889-1938) 8 октября 1937 — незаконно репрессирован, 8 марта 1957 — реабилитирован посмертно.

Жибинов Алексей Петрович (1905-1955) закончил жизнь самоубийством.

Померанцев Константин Иннокентьевич (1884-1945) умер в Курске.

Гутерзон Аркадий Ильич (1922-1981)

Конев Евтихий Александрович (1914-1980)

Несынов Иван Иванович (1928-2002)

Всех этих людей объединяло преданность делу, умение консолидировать творческие силы, принципиальность, высокая требовательность и одаренность. Это не могло не породить зависти и недоброжелательности в то суровое время, когда происходила жесточайшая расправа с самыми передовыми людьми. Наш сегодняшний долг восстановить истину и справедливость, вспомнить этих людей и вернуть им честное имя.

Список живых:

Наталья Исаева

Татьяна Заковырина

Андрей Жилин

Татьяна Жилина

Владислав Несынов

Юрий Марков

 

Художественная акция протеста «Холсты на снегу» прошла в Иркутске

Художественная акция протеста памяти репрессированных художников «Холсты на снегу» состоялась 20 января в сквере возле здания Иркутского регионального отделения Союза художников России. Инициаторами ее проведения выступили члены городского творческого объединения «Ноосфера». Цель акции, по словам одной из ее участниц Татьяны Жилиной — почтить память «репрессированных или подвергшихся творческим гонениям и доведенных до самоубийства в советские времена художников Иркутска и выразить протест против репрессий, которым подвергаются современные художники города».

— Гонения на художников продолжаются и по сей день, — сообщила Татьяна Жилина. — Иркутский союз художников лишает нас мастерских на основании того, что мы не являемся его членами. Мы считаем, что это попытка уничтожить в Иркутске современное искусство, и протестуем в ответ. Нами уже написано обращение в Комиссию по правам человека при губернаторе Иркутской области и к Президенту РФ.

Во время акции протеста в сквере играл оркестр. Художники вынесли на улицу шесть картин членов «Ноосферы», одна из которых — «Безысходность» Владислава Несынова — была сожжена. Под каждой из картин было положено зеркало — символ того, что искусство является отражением нашего общества. Рядом стоял этюдник, на котором были написаны фамилии художников, репрессированных в советские времена. Участники акции почтили память Алексея Жибинова, Николая Андреева, Александра Вологдина, Константина Померанцева, Аркадия Гутерзона и Евтихия Конева.
Художники также создали инсталляции на снегу.

Например, окропленный Ольгой Пермяковой алой краской снежный холмик — могила ненаписанной картины. Татьяна Жилина наполнила полиэтиленовые пакеты снегом и краской — по ее словам, «они символизируют души умерших художников». Пакеты обвивала веревка, которая «отражала извилистость судьбы», на ее конце был «Гордиев узел». Его во время перформанса художница разрубила топором и сожгла.

Как сообщили представители «Ноосферы», это не последняя акция протеста. Например, один из входящих в объединение художников Юрий Марков пообещал каждый день сжигать по одной своей картине. Об этом сообщает ИА Байкальская служба новостей. 

 

Будничные одежды

Проходящий редкий народ не мог «въехать» в происходящее: чего тут творится-то? Какие-то девки красят снег, совочками мусорными нагребают могилки — секретики, куда прячут картинки намалеванные, вокруг суетятся люди с телекамерами — будто областное начальство ждут, столько их понаехало…

Примчалось телевидение — сюжеты сняты, интервью записаны — журналисты отбыли.

Музыканты отгремели духовой медью и уехали: время вышло, деньги получены… Чего же губы морозить задаром?

До «победного конца» мерзли милиционеры оцепления: все-таки ответственное мероприятие, называется «акция протеста» — мало ли чего натворят сии… художники.

Вместе с живописцами мерзли их полотна. Леденели цветы… Почему-то Иркутск любит нечетные числа, пришло мне в голову: шесть розовых гвоздик… Нечетный букет.

Коченели от холода, зябли, застывали… Картины, руки, кисти, краски, мысли… Отражали, притягивали, глядели в стылое небо зеркала, брошенные в снег. Еще одно «зеркало» происходящего — рама картины, на которой только что сгорел холст, хранивший прикосновения кисти…В небо улетела душа изображения — с облаком черного копотного дыма.

«Время вышло! — напомнил человек в штатском, глядя на часы. «Время пикета истекло!» — настойчиво и беззлобно повторил он. Инсургенты складывали мольберты, как рабочие сцены таскают театральный реквизит. Промерзли до костей.

Так в Иркутске перед Домом художника прошла акция «Холсты на снегу» — в память репрессированных в разные годы художниках города: Николая Андреева (посмертно реабилитированного в 1957 г.), Александра Вологдина (посмертно реабилитированного в 1957 г.), Алексея Жибинова (закончил жизни самоубийством) и других. Ее проводило творческое объединение художников «Ноосфера». Организаторы действа объяснили журналистам, что современному искусству в городе нет места — его выживают, его не понимают, его преследуют… В том числе и областное правление Союза художников.

Организаторам никто не отвечал: художники в этот день прощались со своим товарищем Борисом Бычковым. Так совпало. Такие случайности называются роковыми…

На следующий день реакция последовала. Представители иркутского отделения Союза художников выступили с заявлением по поводу конфликта с творческим объединением «Ноосфера». Было сказано много слов про то, что работы членов «Ноосферы» малохудожественны, не представляют ценности. Для «веса» оценок привлекли голоса двух искусствоведов. Стороны разошлись абсолютно не удовлетворенные друг другом. И, наверное, еще долго переживали взаимные грубости, и даже оскорбления, слетевшие с языков.

А дальше я начинаю путаться в передаче того, что происходило и предшествовало событию. Сказать, что современное искусство в Иркутске притесняют, язык не поворачивается. У меня в руках прекрасно изданный каталог «Арт-Иркутск-2004». В котором представлено объединение «Ноосфера». И есть доброжелательная статья искусствоведа (третьего), представляющего их работы. Я вспоминаю фестиваль современного искусства, проходивший в конце минувшего года в областном центре (он собрал неплохие отзывы). С чем же связаны заявления «протестантов»? За ответом не надо далеко ходить: правление Союза художников предложило Татьяне Жилиной освободить помещение мастерской. А именно там творили ноосферовцы.

Об этой причине я и спросил у присутствующих членов правления.

Спросил прямо: конфликт вызван хозяйственным спором? Но мне стали рассказывать о том, что в Иркутске нет настоящего современного искусства…

Коли бы мне ответили, что да, суть конфликта в том, что мастерских в Иркутске мало, а художников все больше и больше, я бы подумал: на то вам и устав в руки — решайте по совести. Но одна сторона ратовала за репрессивных художников (а за спиной держала уведомление о лишении помещения для работы), другая напирала на малохудожественность современного искусства (а имела в виду то, что скоро отряд живописцев города пополнится новыми членами и все они «право имеют» на собственный творческий угол, для реализации которого можно лишить угла тех, кто думает, пишет по-другому, а главное — публично говорит то, что думает). Хотите верьте, хотите нет, а страдающей стороной, по моему мнению, выступало искусство… Так ли? Кто бы ответил…

Я и в Розанова Василия Васильевича заглянул, и Гоголя полистал, и с Михаилом Евграфовичем посоветовался, ан — нет мне ответа… А без оного нет и успокоения.

Василий Розанов («Уединенное»): «Больше любви; больше любви, дайте любви. Я задыхаюсь в холоде. У, как везде холодно».

Еще: «Отвратительное человека начинается с самодовольства.

И тогда самодовольны были чиновники.

Потом стали революционеры. И я возненавидел их».

Михаил Салтыков—Щедрин («Медведь на воеводстве»): «Злодейства крупные и серьезные нередко именуются блестящими и в качестве таковых заносятся на скрижали Истории. Злодейства же малые и шуточные именуются срамными… и от современников не получают похвалы».

Николай Гоголь («Портрет»): «Лучшие вынести всю горечь возможных гонений, нежели, нанести кому-либо одну тень гоненья… Народ не замечает множества пятен на других проходящих, одетых в будничные одежды. Ибо на будничных одеждах не замечаются пятна».

Кажется, и добавить нечего.

Все сказано. Пепел картин стучит в моем сердце.

Алексей Комаров, газета Труд-7

 Наш ответ Алексею: Всё очень просто - заставить художника замолчать, прекратить заниматься творчеством, делать выставки, уничтожить его и картины легко, достаточно отобрать у него мастерскую. И об этом прекрасно знают мракобесы всех мастей. Считаем произошедшее преступлением против государства и российской культуры! Те, кто это совершил рано или поздно за это ответят сполна! Страна должна знать своих героев! И тех, кто её позорит!

Культурный фашизм не пройдёт!

В нашем государстве всегда найдётся сила, способная дать по зубам зарвавшимся мракобесам. Рано или поздно ЗЛО будет наказано! Мы верим в то, что Россия обязательно очистится от негодяев и проходимцев, встанет с колен и займёт положенное ей место в современном мире! А люди творчества смогут работать на благо Богохранимому Отечеству!

 

Хороша ли война между художниками?

В 1894 г. ответ на этот вопрос был дан в статье «Хороша ли рознь между художниками?» В.В. Стасовым. Она была написана после реорганизации Академии художеств, когда часть передвижников во главе с Репиным вошла в состав профессоров Академии, что Стасов рассматривал как измену идеям и делу Товарищества. В это время ректором вновь организованного при Академии Высшего художественного училища стал Маковский; мастерскую пейзажной живописи возглавил Шишкин, а после него Куинджи; руководство мастерской исторической живописи принял на себя Репин; батальной мастерской — Кившенко; граверной — Матэ; скульптурной — Беклемишев.

Статья Стасова направлена в первую очередь против академического искусства, покровительствуемого и направляемого высшими кругами, за правдивое, неприкрашенное отображение в искусстве существующей действительности, за критическое ее осмысление.

Стасов развертывает перед читателем широкую картину борьбы против академического искусства в ряде стран и представляет доказательства того, что в лагере противников академика находятся повсюду наиболее значительные художники современности.

Наивной выглядит та рознь между художниками через прошедших 100 лет, 70 лет из которых велось социалистическое строительство.

Даже Иркутск, находящийся в 5 тысячах километров от Москвы переплюнул ту самую рознь. Здесь не рознь, а настоящая война.

Воюет официальный остаток прошлого — Союз художников, «стреляя» по тем, кто ярче. И в самом деле — посредственность и серость, плохие мишени, да и всех не перестреляешь — в себя попасть можно. А вот те, кто очень заметны и светятся — удобная мишень.

Мы принимаем брошенный вызов. Лейте ведрами вашу ненависть. Это было, есть и будет. Вот только одно жаль — от кипящей злости быстро приходят болезни, а дальше — смерть.

 Ноохудожники — великие художники хотя бы потому, что их ненавидит бухгалтер, рожденный в далекой деревенской глуши, с трудом окончивший сельскохозяйственный институт и реально руководящий Союзом художников в Иркутске в 21 веке.

А гениальный В.В.Стасов из 1894 г. добавит: «Хорошо ли было бы, если бы люди нового закала не разорвали со всем прошедшим, не отказались бы от всех прежних прав и преимуществ, от всех блестящих предложений, которыми люди слабые, неимущие и беспомощные так часто бывают подкуплены и совращаемы, как какая-нибудь несчастная, но красивая шейка опытной мадамой, от множества соблазнительных выгод, каковы: значительны заказы, звания, квартира, сан преподавателя, жалованье, чины, ордена. Еще Александр Иванов за тридцать лет до наших артельщиков, писал: «Вы полагаете, что жалованье в шесть-восемь тысяч по смерть, получить красивый угол в Академии — есть уже высокое блаженство для художника? Я думаю, что это есть совершенное его несчастье. Художник должен быть совершенно свободен, никогда никому не подчинен, независимость его должна быть беспредельна».

 Марина Несынова, искусствовед, г.Иркутск   

 

  

  

  

  

  

 

 

 

 

Акция «Голодовка иркутских художников»

 

 

Голодовка художников в Иркутске

Марина Константинова, телекомпания АИСТ

Ее начали сегодня четверо представителей творческого объединения «Ноосфера». По словам участников, акция организована в знак протеста против постоянного нарушения их прав руководителями регионального отделения Союза художников России. Конфликт длится не первый год. В последние несколько месяцев «Ноосфера» провела ряд акций протеста. Теперь разногласия достигли апогея. На столе только вода — единственное, что позволят себе участники голодовки. В мастерской Владислава Несынова художники будут жить во время акции. Она началась ровно в одиннадцать утра. Когда закончится, неизвестно. Протестующие заранее приготовили заявления со своими требованиями. В частности, прекратить нападки на их творческое объединение. И, кроме того, создать компетентную комиссию, которая должна дать объективную оценку происходящему. В региональном отделении Союза художников сказали: никакой реакции на выступление «Ноосферы» не последует. Конфликт порядком всем надоел. «Я вот человек некровожадный, стараюсь как-то спокойно. Если вот так пытаются как-то скандализировать ситуацию, мы пытаемся все уравнять, утрясти, успокоить. Вот будоражат весь Союз художников. Сейчас голодовка, потом картинки сожгут какие-нибудь», — сказал Александр Муравьев, председатель иркутского регионального отделения Союза художников России. Жечь картины, говорят ноосферовцы, никто не собирается. Наоборот, планируют писать новые.

 

 

 

Вот только оптимизма в их полотнах, вероятно, будет немного. «Мне не хочется делать красивые работы, мне хочется делать страшные. Потому что я в красивых работах уже не вижу смысла. Наше общество, если оно так парализовано обманом и беззаконием, то художники должны рисовать страшные картины», — сказал Владислав Несынов, художник. В Союзе художников, между тем, недоумевают: почему протест обращен к ним? По словам Александра Муравьева, все суды художники уже проиграли. В ближайшее время Владиславу Несынову придется освободить мастерскую. На этом конфликт должен быть исчерпан. «Мы пытаемся сделать в правовом поле и тихо, и спокойно. Договориться невозможно. Жилиным мастерскую оставили. Тогда какие претензии здесь могут быть? Оставили мастерскую, что еще надо?» — спрашивает Александр Муравьев. Справедливости, говорят «отверженные» художники. Ее они и намерены добиваться. «Я думаю, что все-таки придут люди, которые разберутся с этим вопросом. У нас есть достаточное количество документов, чтобы доказать, что мы правы полностью. Если бы мы не были правы, мы здесь не лежали, и не сидели, и не пили бы эту воду, и не голодали бы. Мы правы, и мы докажем это», — заявил Юрий Марков, художник. Голодающие планируют направить письма в мэрию, комитет по культуре администрации области и в Генеральную прокуратуру России. В этих документах художники официально изложат свои требования.искусствовед Татьяна Ларёва пришла поддержать голодающих художниковискусствовед Татьяна Ларёва пришла поддержать голодающих художников

 

 

Художники продолжают голодать

 

журналист Андрей Давыдов, газета КОПЕЙКА

«Нам не нужна такая жизнь, если в ней запрещено творчество»

По их словам, это последняя попытка привлечь к себе внимание общественности. Программа новостей «Сейчас» уже рассказывала о конфликте творческого объединения «Ноосфера» с иркутским отделением Союза художников. Он разгорелся после того, как художников-авангардистов лишили мастерских. Иркутским судам еще предстоит рассмотреть несколько встречных исков, предъявляемых сторонами, в том числе о защите чести и достоинства. Человек, истекающий кровью, подвешенный вверх ногами. Голова отрублена, но глаза еще смотрят. Это автопортрет, говорит Владислав Несынов. По мнению художников, в обстановку мастерской, ставшей местом акции протеста, полотно с изображением казни вписывается как нельзя лучше. В рядах протестующих — все те же лица, заработавшие скандальную славу противников иркутского отделения союза художников. Это они проводили акцию «Холсты на снегу» и сжигали собственные картины. Теперь голодают. Чтобы поддержать мужа, супруга Владислава Несынова решила примкнуть к акции. Владислав Несынов, участник голодовки: «Она будет дома, потому что не позволяют двое детей находиться здесь, хоть один и взрослый, но одна-то маленькая, вчера она в школе сказала, что папа будет голодать, потому что суд взял госпошлину, а дело не рассмотрел, уже ребенок вник во все это». Держаться только на воде художники намерены, пока не будут выполнены все их требования. В том числе возврат художникам «Ноосферы» рабочих помещений и создание независимой комиссии для расследования конфликта. Руководство Союза художников реагировать на происходящее никак не собирается, говорят, устали. Вопрос с мастерскими давно решил суд, а голодание — полезно для здоровья. Александр Муравьев, председатель иркутского регионального правления Союза художников России: «Как я должен реагировать, я тоже должен тридцать дней не есть.

 

Как я должен поступить, ну пусть голодают, что я могу сделать, если каждый так начнет добиваться справедливости в своем понимании, это моджахедство какое-то». Андрей Жилин, председатель творческого объединения «Ноосфера»: «Будем до тех пор голодать, пока наши требования не будут выполнены. Мы ведь не требуем ничего, там золотого дождя, моря миллионов долларов, мы просим восстановить закон и справедливость, пытаемся добиться правды в наше страшное время». Просто сидеть, сложа руки и кисти, протестующие не намерены, в их планах — организация выставки с ироническим названием — «По местам боевой славы». Художники будут рисовать те учреждения, в стенах которых, по их мнению, происходит уничтожение современной иркутской культуры, то есть здания судов, прокуратур и фасад иркутского отделения союза художников. Его живописцы, разумеется, решили запечатлеть первым.


ИРКУТСКИЕ ХУДОЖНИКИ ОБЪЯВИЛИ ГОЛОДОВКУ

Анастасия Снопова, телекомпания ГОРОД
19.05.2005

Голодовку объявили сегодня три иркутских художника — Владислав Несынов, Андрей Жилин и Юрий Марков. Все они являются членами общественной организации «Ноосфера». В художественной мастерской Владислава Несынова оборудовали спальные места. Мастера кисти намереваются только пить воду и при этом не прекращать творческий процесс. Голодающие требуют восстановить их профессиональные права, которые, по их мнению, нарушило руководство регионального отделения Всероссийского союза художников. Представители «Ноосферы» также настаивают на создании независимой комиссии, которая должна разобраться в конфликте двух враждующих объединений художников. Письма со своими требованиями художники намерены направить в генеральную прокуратуру РФ, областную и городскую администрации, а также в комитет по культуре. Владислав Несынов, художник: «То, что художник каждый день работает, это ни для кого не секрет. Ребята сомневаются, насколько хватит. Я думаю, в течение 5 дней будет тяжело, но я буду рисовать».

«Нам не нужна такая жизнь, если в ней запрещено творчество»

19 мая иркутские художники, входящие в творческое объединение «НООСФЕРА», объявили бессрочную голодовку. Владислава Несынова, Юрия Маркова, Андрея Жилина и искусствоведа Марину Несынову на крайний шаг толкнул конфликт в правлении Иркутского регионального отделения ВТОО «Союз художников России».

По словам Владислава Несынова, раскол начался еще в 2002 году, когда художник открыто выразил свое мнение в одной из газетных публикаций, выступив за свободу творчества иркутских живописцев. Вскоре после этого представителям «НООСФЕРЫ» было отказано в продаже работ в салонах и в участии в официальных выставках Союза художников.

-Нас лишили рабочих мест и возможности заниматься творчеством. Мы пошли на крайний шаг, потому что для нас творчество — это жизнь. Лишить художника возможности творить и отнять у него жизнь — это одно и то же.

24 мая голодающих обследовал врач. По его словам, в состоянии здоровья людей уже появились негативные изменения, которые могут стать необратимыми.

Иркутские художники завершили голодовку

АС Байкал ТВ
27.05.2005

Голодовка представителей иркутского творческого объединения «Ноосфера» сегодня завершилась. Напомним, по словам участников, они выступили против постоянного нарушения их прав руководителями регионального отделения Союза художников России.
Этот конфликт длился не один год. Апогея достиг, когда «ноосферовцам» предложили покинуть помещения, в которых они работали. Во время голодовки художники жили в мастерской.

Сегодня в городской администрации состоялось экстренное совещание мэра, депутатов и представителей Союза художников. Компромисс нашли. Голодали не зря — с такими словами завершили акцию протеста художники. Девять дней без еды. Пили только воду. Все это время Владислав Несынов, Андрей Жилин и Юрий Марков находились под наблюдением врача. «Состояние их духа боевое. Они считают, что правы. И их правота держит их на ногах. А вот, что касается физического состояния здоровья, то они очень ослабли», — прокомментировал Владимир Соботович, хирург дорожной клинической больницы. По словам доктора, у голодающих уже начались нарушения в деятельности пищеварительного тракта и сердечно-сосудистой системы. До кризиса было недалеко.

Но сегодня акцию протеста «ноосферовцы» прекратили. Об этом их попросили депутаты городской Думы. Прямо в мастерской. Приехали туда после экстренного совещания у мэра. «Комитет по имуществу найдет за какой-то период времени вам отдельное помещение, которое будет равнозначно тому, которое вы занимаете», — сказал Дмитрий Корзун, депутат городской Думы.
«Ноосферовцы» удовлетворены. Хотя до конца не понимают, почему им нельзя остаться в этой мастерской. Оказалось, что она вовсе не принадлежит иркутскому отделению Союза художников России. Полноправный владелец этих помещений — городская администрация. Но это уже неважно, говорят художники. Главное, что они смогут заниматься творчеством дальше. Уже без ожидания прихода судебных приставов.

WeChat для связиWeChat для связи 

Мои картины можно купить здесь:

 
Подписывайтесь на наш аккаунт в Instagram и вы станете первыми зрителями наших картин!
 
Уважаемые посетители сайта!

Выставки компании «НООСФЕРА» осуществляются на средства художников, иногда при поддержке ряда организаций и частных лиц. Особенно сложно теперь стало выставляться за границей (дорогие билеты, проживание, питание, аренда зала). Если Вы добились успеха в жизни и не забыли тех, кто Вам помог, и имеете возможность сейчас помочь художникам Иркутска, поддержать наши выставочные программы, нашу международную культурную деятельность, напишите нам на noosphera@bk.ru или позвоните по телефону+79025151493

Также Вы можете оказать необходимое финансовое содействие, купив произведения искусства известных художников из нашей коллекции. 

Будем признательны за любую помощь!

Через эту надежную форму от Яндекс-денег мы принимаем пожертвования для работы сайта и организации выставок художников, которые можно сделать легко и удобно при помощи банковской карты или со своего телефона. Любую сумму, сколько не жалко!

 

Яндекс.Метрика